Коротченко

i_korotchenko


Военно-политический дневник Игоря Коротченко

Si vis pacem, para bellum. Хочешь мира - готовься к войне


Previous Entry Share Next Entry
Новый закон о призыве: за и против
Коротченко
i_korotchenko
Оригинал взят у korotchenko_iв Комментарий Игоря Коротченко для РАПСИ по новому закону о призыве

 

Психологический призыв: грозить "уклонистам" тюрьмой реально, но бесполезно


Александр Баринов, специальный корреспондент РАПСИСтартовавшая на этой неделе весенняя кампания по призыву на военную службу может стать последней, проводимой по прежним всем знакомым правилам – в армию отправляется тот, кому домой доставили повестку из военкомата. Всего за пару дней то того, как президент Дмитрий Медведев 30 марта подписал соответствующий указ, ряд сенаторов и депутатов внесли на рассмотрение Госдумы законопроект, предлагающий изменить систему правоотношений между военкоматами и потенциальными новобранцами. По замыслу его авторов, все молодые люди, достигшие призывного возраста, впредь должны будут сами являться в военкомат за повестками. А кто этого не сделает, автоматически будет считаться "уклонистом", который может быть привлечен к уголовной ответственности. Законопроект сейчас находится на стадии рассмотрения в Комитете по обороне Госдумы РФ.

Инициатива вызвала бурную дискуссию. Представители Минобороны ее поддержали, признав полезной и нужной. Многие законодатели пообещали поддержку, отметив, что, вероятно, соответствующие поправки могут быть приняты уже будущей осенью. Правозащитники назвали законопроект вредным и несвоевременным, полагая, что его реализация пополнит не армию, а тюрьмы, и, вообще, обострит социальную напряженность в обществе. А опрошенные РАПСИ представители Комитетов солдатских матерей и юристы посчитали предложенные нормы просто бессмысленными и ничего не меняющими.

Считать уклоняющимся от военной службы

Законопроект предлагает внести дополнения в несколько статей закона "О воинской обязанности и военной службе", регламентирующих организацию армейского призыва. Условно их можно разделить на три группы. К первой относятся нормы, вменяющие гражданам «в возрасте от 18 до 27 лет, не пребывающим в запасе и не имеющим отсрочки или освобождения" от военной службы, обязанность в течение двух недель со дня опубликования президентского указа об объявлении очередного призыва самим явиться в военкомат - "для уточнения сведений, содержащихся в документах воинского учета и получения повестки». Другие поправки наделяют сотрудников военкоматов правом и обязанностью уведомлять упомянутых граждан о такой обязанности. И еще несколько норм устанавливают, что "в случае неявки без уважительных причин" призывник "считается уклоняющимся от военной службы и привлекается к ответственности в соответствии с законодательством РФ".

Ответственность такая предусмотрено лишь одним законом – УК РФ. Статья 328 гласит, что "уклонение от призыва на военную службу при отсутствии законных оснований для освобождения от этой службы" наказывается штрафом до 200 тыс. рублей, принудительными работами или лишением свободы на срок до двух лет.

Не смотря на то, что законопроект предлагает ввести, по сути, карательную и репрессивную систему, предусматривающую для призывников лишь два выбора – либо армия, либо скамья подсудимых, в пояснительной записке сказано, что все это не только повысит обороноспособность страны, но и "будет способствовать устранению неравенства граждан РФ". А среди инициаторов поправок назван Координационный Совет уполномоченных по правам человека в Северо-Западном федеральном округе.

"Нет предмета для возмущения"

Председатель Общественного совета при министерстве обороны РФ, главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко уверен, что принятие такого закона упорядочит – и технически, и в правовом плане, процедуру призыва молодых людей на срочную службу в армии, сделает его цивилизованнее, прозрачнее, снимет в том, числе, и коррупционную составляющую.

Хотя этот документ уже вызвал в обществе неоднозначную реакцию, в ходе дискуссии, по его мнению, надо обойтись без истерики. "На мой взгляд, в предложенном законопроекте вообще нет предмета для возмущения", - полагает эксперт. Речи о том, что под угрозой уголовного наказания людей будут загонять в армию, даже близко не идет. "У нас же есть альтернатива армейской службе – альтернативная гражданская служба, если кому то не нравится военная служба, пожалуйста, никаких проблем нет", - говорит Игорь Коротченко. Он при этом не исключил, что в ходе обсуждения в законопроект могут быть внесены коррективы.

Кроме того, эксперт напомнил, что в будущем число военнослужащих срочной службы в вооруженных силах будет только сокращаться. К 2017 году число контрактников, как предполагается, должно быть доведено до 425 тысяч. "Надо бороться с правовым нигилизмом, который сейчас царит среди молодых людей призывного возраста", - уверен Игорь Коротченко. Он также напомнил, что подобные системы призыва успешно действуют во многих странах, в том же Израиле.

Намного актуальнее, по мнению эксперта, в связи с этим законопроектом стоит вопрос повышения привлекательности срочной армейской службы. Очевидно, необходимо подготовить законодательные или нормативные меры по расширению социального пакета для отслуживших в вооруженных силах. Как полагает Игорь Коротченко, это может быть и возможность приоритетного приема в престижные вузы, и преимущественное право для них при оформлении на госслужбу и в компании с государственным участием. По его данным, такие предложения уже прорабатываются.

"Мы пополним не войска, а тюрьмы"

Руководитель военного направления движения "За права человека", член экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ Дмитрий Пысларь назвал заложенную в законопроекте идею сколько вредной, столь и бредовой. По его мнению, подобный закон нужен, но не в нынешних условиях. "Сначала надо порядок в военкоматах навести. То, что там творится – полное безобразие, медкомиссии представляют собой просто тюремную систему, везде хамство, злоупотребления и нарушения, молодых людей всеми правдами и не правдами отправляют в армию, не взирая на болезни, учебу, больных родителей",  - говорит Дмитрий Пысларь.

Теперь предлагается сгонять их из-под палки, под угрозой милиции. Но как бы власти ни грозились статьей 328 УК, сами призывники в военкоматы ходить не будут, уверен правозащитник. "Мы не пополним войска, мы пополним тюрьмы. Уже к нам приходят некоторые молодые люди, говорят, что лучше в тюрьму, чем в армию, там больше шансов выжить", - утверждает Дмитрий Пысларь.

По его мнению, солдат берут не обучать военному делу, а только работать, по сути, как военнопленных: ребята сплошь и рядом возвращаются со службы инвалидами – у кого сколиоз (искривление позвоночника), у кого кифоз (деформация позвонков), варикозное расширение вен и т.д. Впрочем, правозащитник полагает, что поскольку к этой инициативе имеет отношение "Единая Россия", законопроект, вероятно, все же будет принят. По словам Дмитрия Пысларя, сейчас более 30 правозащитных организаций по всей стране готовят обращение в Госдуму, к Уполномоченному по правам человека в РФ с просьбой отклонить документ как абсолютно не продуманный.

Реализовать это невозможно

Ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова считает внесенный в Госдуму законопроект просто бессмысленным. Она отметила, что подобная идея уже выдвигалась в 2008 году, но была отклонена именно по этой причине.

"Все эти обязательства что-то подписывать, угрозы уголовной ответственности никак не согласуются с законами", - говорит Валентина Мельникова. Человека нельзя насильно заставить расписаться – хоть за повестку, хоть за что угодно. "Призывникам что, пакет на голову надевать будут, или электрошоком пытать?", - удивляется она. Если так произойдет, первый будет иметь право обращаться в суд и прокуратуру.

Кроме того, как полагает Валентина Мельникова, авторы законопроекта забыли, что Россия – это не только Москва и Петербург. Это еще и Красноярский и Приморский край, Магаданская область и прочие регионы, где масштабы районов совсем другие. И чтобы добраться до райцентра, многим надо несколько часов ехать, а то и лететь на вертолетах. "Получается, людям только ради одной подписи надо будет совершать такие путешествия? А кто это оплачивать будет? По закону, все расходы, связанные с призывом, должны нести сами военкоматы", - говорит Мельникова.

По ее мнению, не  понятно, зачем вообще предлагается разводить бумажную волокиту, если почти повсеместно уже действует мобильная связь. И уведомлять призывников вполне можно было бы с помощью СМС-сообщений, поскольку их отправку и получение можно подтвердить документально.

Также Валентина Мельникова отметила, что инициаторы законопроекта обосновывают его необходимость совершенно надуманным предлогом, о том, что у нас призыв якобы катастрофически не выполняется. Минобороны и Генштаб утверждают, будто в стране ежегодно от призыва в армию уклоняется более 235 тысяч человек. "Но это пустая цифра, взятая с потолка", - утверждает Валентина Мельникова. По ее словам, недавно она присутствовала на встрече с военным комиссаром Московской области. Тот сообщил, что за последний призыв были вызваны 36 тыс граждан, из которых не явилось 1800. А потом, по словам Валентина Мельниковой, он заявил, что уклонистов в области насчитывается уже 14 тыс. "Я поинтересовалась, откуда такая калькуляция, но военком ничего объяснить не смог", - говорит она. Прокурор же сказал, что это число всех уклонистов, "накопившихся" за последние годы. "Но с чего военкоматы взяли, что все эти люди именно уклонисты, что у них нет законных оснований для освобождения, что они вообще все еще живы или не уехали за границу?" - возмутилась Валентина Мельникова. Получается, ситуация совсем не так трагична, как представляют авторы законопроекта.

Однако даже если законопроект будет принят, полагает Валентина Мельникова, исполнить его будет невозможно ни практически, ни теоретически. Статья 328 предлагает ответственность за уклонение от призыва. А призыв, по закону и согласно решению Пленума Верховного суда РФ – это именно процедура явки на призывной пункт и отправка в армию. Между тем, говорит Валентина Мельникова, выдача повестки, медкомиссия и прочие подобные действия, призывом как таковым не являются, это подготовительные, промежуточные мероприятия. Потому уклонение от них юридически под статью 328 не подпадают.

Если же военкоматы будут сразу отправлять материалы на не пришедших за повесткой призывников в милицию для возбуждения уголовных дел, как полагает Валентина Мельникова, ситуация сложится вообще бредовая. Следователям и прокурорам для начала надо будет проверить, пригоден ли подозреваемый к военной службе, нет ли у него оснований для освобождения по болезни, семейному положению и другим причинам. Таким образом, правоохранители просто подменят собой военкоматы. "Единственный результат – появится еще один коррупционный момент", - уверена Валентина Мельникова.

Психологическое оружие

Председатель Военной коллегии адвокатов Владимир Тригнин считает, что нет особых препятствий для того, чтобы эти поправки были приняты, и они вполне реализуемы. Но на практике, по его мнению, эти нормы принципиально ситуацию не изменят – ни в плане взаимоотношений призывников с военкоматами, ни в плане самого призыва. Все молодые люди, достигшие призывного возраста, если не явятся в военкомат в течение двух недель после объявления указа о призыве в армию, тогда действительно могут считаться «уклонистами». Но только в теории. Изменения вносятся лишь в закон "О воинской обязанности и военной службе". Дополнительных санкций – административной ответственности или уголовной – не предусматривается. Поэтому, как полагает юрист, реальных рычагов воздействия на несознательных призывников не создается.

Конечно, принятие этих норм упростит для правоохранительных органов доказывание умысла того или иного молодого человека призывного возраста на уклонение от призыва. Однако, по словам адвоката, военкоматы у нас сами не стремятся передавать материалы на уклонистов для привлечения их к уголовной ответственности. Ведь если на человека заведут дело и осудят, он для армии тем более потерян. "В связи с этим очень характерно, что, например, за прошедшую осенне-зимнюю призывную компанию по всей стране за уклонение от военной службы было осуждено всего 55 человек", - отметил Владимир Тригнин.

Он также обратил внимание, что цифры, которые приводят на этот счет военные, весьма далеки от истинного положения дел. По результатам проводимых время от времени исследований и опросов, выясняется, что большинство молодых людей, которых в военкоматах считают "уклонистами", на самом деле таковыми не являются. "У примерно 80% из них имеется законное освобождение от призыва в армию – по семейному ли положению, болезням, в силу того, что они учатся в вузах и т.д.", - говорит адвокат. Но они просто боятся идти в военкомат, опасаясь злоупотреблений и беззакония.

Кроме того, у большинства граждан, на самом деле, сложилось неверное представление о том, кто такой с юридической точки зрения уклонист, и в каких случаях за это может грозить уголовная ответственность. Считается, что пока молодой человек не получил под роспись повестку о явке в военкомат, он вроде ничем военкомату и не обязан. Однако, как отметил адвокат, еще 3 апреля 2008 года пленум Верховного суда РФ дал на этот счет подробные и исчерпывающие пояснения. Согласно им, умысел на уклонение от призыва может быть выявлен в действиях (бездействии) гражданина и в отсутствие повесток.

Согласно указанному Постановлению, молодой человек призывного возраста, например, систематически не исполняющий обязанности по воинскому учёту, преступник. Иными словами, несообщение в военкомат сведений об изменившемся образовании, месте жительства или пребывания, месте работы может свидетельствовать о наличии умысла на уклонение от призыва. «Однако эта норма не действует, ни одного человека по таким основаниям к ответственности не привлекли", - отметил юрист. Очевидно, в силу той же причины, что военкоматам нужны новобранцы, а не уголовники.

Так что этот законопроект, считает Владимир Тригнин, можно рассматривать как своего рода "психологическое" оружие, если угодно "пугалку" для потенциальных призывников, которая может быть применена в жизни, но в очень ограниченных масштабах. В реальности, скорее всего, какая-то незначительная часть молодых людей под ее воздействием пополнит ряды вооруженных сил, добровольно явившись в военкомат. Но в целом эта норма, по мнению адвоката, положения дел не изменит. Лишь при проведении "образцово-показательных" облав на уклонистов, которые проводятся крайне редко, у правоохранительных органов просто будет больше оснований для принудительного привода в военкомат за повесткой. Но не более того.

Если же не брать в расчет все эти обстоятельства, а представить применение этой нормы в идеале, то военкоматы могут оказаться в сложном положении. Как отметил Владимир Тригнин, у них добавится бюрократической работы – помимо вручения повесток, надо будет организовать рассылку еще и уведомлений о необходимости явиться за повесткой. Кроме того, трудно представить, как технически можно будет организовать такое мероприятие.

Всем призывникам, говорит адвокат, надо будет придти в военкомат в течение 2 недель после объявления указа. За исключением выходных, это 10 рабочих дней. В Москве, например, через каждый отдел военкомата проходит около 5 тыс. человек (не все отправляются на службу, это те, кто является в военкоматы). Если все они честно придут в первые же дни, естественно, принять их физически сотрудники военкоматов не смогут. "Интересно, призывникам тогда в очереди выстраиваться надо будет?", - отметил Владимир Тригнин.

Источник: http://www.rapsinews.ru/legislation_publication/20120405/262704376.html



  • 1
Что-то непонятное у вас, в России, с уклонистами.
Может быть, израильский опыт будет полезен.
Всеми делами с уклонистами и дезертирами занимается военная полиция. Каждый призывник, военнослужащий или резервист, не явившийся в часть по повестке подлежит аресту. Дело его рассматривается военным судом, который принимает решение о мере наказания, вплодь до заключения в военную тюрьму (аналог российскогог дисбата)

Кроме того, действует судебное разбирательство, так называемый "мишпат", за нарушения дисциплины, которое проводит, как правило, командир подразделения, в котором служит нарушитель.От него зависит выбор меры наказания - от лишения солдата отпуска в конце недели до ареста.

Данные об уклонисте немедленно попадают в полицейские компьютеры. Бывает, что уклонист через многие годы возвращается в Израиль, надеясь, что его дела забыты. Однако из компьютера немедленно выбираются его данные и он подлежит аресту прямо на пограничном переходе.

Военные полицейские наделены серьезными полномочиями. Так, они могут взломать двери в доме уклониста и силой доставить его в военное СИЗО, откуда прямая дорожка в военный суд.
О том, как работает военная полиция Израильской армии см. мою статью
http://shaon.livejournal.com/133199.html


Вас бы в эфир российских телеканалов пригласить - чтобы рассказали нашим несознательным гражданам призывного возраста, как надо родину любить.

Напишите статью как призывают в израильскую армию, как в ней служат срочники - для журнала "Национальная оборона"

У меня есть материал для статьи о призыве в Израиле. Если это представляет интерес для "Национальнной обороны", то готов подготовить и выслать статью в ближайшие две недели.

Я, кстати, с месяц назад отправил Вам статью об израильском генералитете. Хотелось бы узнать - подошла ли она Вашему журналу?

С одной стороны у вас это, понятное дело, вызвано общей ситуацией "осажденной крепости". С другой стороны - система в общем-то верная и применимая для любой страны. России бы для начала только контроль поставить на нормальный уровень, а то коррупционная составляющая у этого закона все же очень высокая, имхо.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account