?

Log in

No account? Create an account
Коротченко

i_korotchenko


Военно-политический дневник Игоря Коротченко

Si vis pacem, para bellum. Хочешь мира - готовься к войне


Previous Entry Share Flag Next Entry
Донбасс больше никогда не будет Украиной
Коротченко
i_korotchenko

фото sockraina.com

Референдум о присоединении Донбасса к России, который, согласно сообщениям СМИ, может состояться в конце осени, позволит найти выход из тупика, когда Киев, отказываясь от переговоров с регионом, продолжает его блокаду и обстрелы. Об этом «ПолитНавигатору» заявил российский военный эксперт Игорь Коротченко, главный редактор журнала «Национальная оборона».

«Украина полностью заблокировала Минские соглашения, ввела полную блокаду Донбасса, продолжает артиллерийские обстрелы городов, приводящие к гибели мирных людей. Совершенно очевидно, что у граждан ДНР и ЛНР должна быть свобода выбора и выхода из этой ситуации.

Одна из таких мер – это проведение референдума о вступлении ДНР и ЛНР в состав Российской Федерации. Данный референдум позволит легитимизировать процессы дальнейшего историко-политического выбора, который должен сделать Донбасс, а, с другой стороны, завершить этап всех тех событий, которые происходили с того момента, когда в Киеве произошел вооруженный переворот и насильственная смена власти.

Это будет абсолютно легитимное мероприятие в данных условиях, имеющее большое политическое значение. Этот выбор, который должен сделать Донбасс, по какому вектору он пойдет дальше», - сказал Коротченко.


Featured Posts from This Journal



  • 1
Украина на протяжение веков всегда была предателем по отношению к России.

О том еще Достоевский в своих сочинениях писал, 100 лет назад. цитируется по изданию ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ (Дневник писателя ПСС, т. 26, стр. 77-82.)

III. ОДНО СОВСЕМ ОСОБОЕ СЛОВЦО О СЛАВЯНАХ, КОТОРОЕ МНЕ ДАВНО ХОТЕЛОСЬ СКАЗАТЬ



"... по внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому - не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными!

И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я преувеличиваю и что я ненавистник славян! Я, напротив, очень люблю славян, но я и защищаться не буду, потому что знаю, что всё точно так именно сбудется, как я говорю, и не по низкому, неблагодарному, будто бы, характеру славян, совсем нет, - у них характер в этом смысле как у всех, - а именно потому, что такие вещи на свете иначе и происходить не могут.

Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают.

Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия проглотила бы их тотчас же, "имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени".

Может быть, целое столетие, или еще более, они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на нее и интриговать против нее.
О, я не говорю про отдельные лица: будут такие, которые поймут, что значила, значит и будет значить Россия для них всегда. Но люди эти, особенно вначале, явятся в таком жалком меньшинстве, что будут подвергаться насмешкам, ненависти и даже политическому гонению.

Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия - страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации.
У них, конечно, явятся, с самого начала, конституционное управление, парламенты, ответственные министры, ораторы, речи. Их будет это чрезвычайно утешать и восхищать. Они будут в упоении, читая о себе в парижских и в лондонских газетах телеграммы, извещающие весь мир, что после долгой парламентской бури пало наконец министерство в (...страну по вкусу...) и составилось новое из либерального большинства и что какой-нибудь ихний (...фамилию по вкусу...) согласился наконец принять портфель президента совета министров.

России надо серьезно приготовиться к тому, что все эти освобожденные славяне с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными, и таким образом должны будут пережить целый и длинный период европеизма прежде, чем постигнуть хоть что-нибудь в своем славянском значении и в своем особом славянском призвании в среде человечества.

Между собой эти землицы будут вечно ссориться, вечно друг другу завидовать и друг против друга интриговать. Разумеется, в минуту какой-нибудь серьезной беды они все непременно обратятся к России за помощью. Как ни будут они ненавистничать, сплетничать и клеветать на нас Европе, заигрывая с нею и уверяя ее в любви, но чувствовать-то они всегда будут инстинктивно (конечно, в минуту беды, а не раньше), что Европа естественный враг их единству, была им и всегда останется, а что если они существуют на свете, то, конечно, потому, что стоит огромный магнит - Россия, которая, неодолимо притягивая их всех к себе, тем сдерживает их целость и единство..."

  • 1