April 5th, 2010

Коротченко

Прага, 8 апреля


Главное событие начинающейся недели - подписание 8 апреля в Праге нового российско-американского договора по СНВ. Хотя некоторые подробности этого документа уже стали известными, тем не менее, судить о его содержании мы сможем только после того, как будет опубликован полный текст договора. Мне уже приходилось говорить о том, что американская сторона лучше подготовилась к переговорам, чем российская, а профессионализм Роуз Гетемюллер, возглавлявшей делегацию США - выше всяких похвал (мы были знакомы с ней, когда она возглавляла Московский центр Карнеги). Кстати, Р. Гетемюллер всегда давала высокую экспертную оценку материалам по СЯС и СНВ, которые публиковались в журнале "Национальная оборона", хотя американцам они были как кость в горле. Посмотрим 8 апреля, кто выиграл, а кто проиграл. Хотя боюсь, что Россию в очередной раз "уговорили" в чем-то поступиться своими национальными интересами.

По поводу нового договора по СНВ я пару дней назад дал комментарий газете РБК Daily.

Руби боеголовки
Россия и США приоткрыли детали договора по СНВ

 Москва и Вашингтон объявили долгожданную весть: новый договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ) окончательно готов и будет подписан 8 апреля в Праге. Ядерные арсеналы должны сократиться на 30%, больше о новом документе мало что известно. В Москве подчеркивают, что в договоре будет увязка наступательных и оборонительных вооружений, а Вашингтон настаивает, что договор по СНВ не ограничит развертывание американских систем ПРО.

В пятницу вечером президенты Дмитрий Медведев и Барак Обама пообщались по телефону и окончательно договорились: новый договор по СНВ будет подписан в Праге 8 апреля, за несколько дней до глобального саммита по ядерной безопасности в Вашингтоне.

В тот же день пресс-службы Кремля и Белого дома приоткрыли некоторые детали соглашения. В частности, документ ограничит число ядерных боезарядов до 1550 с каждой стороны (на 30% ниже нынешнего уровня), число носителей не должно превышать 800, а оперативно развернутых — 700 единиц. Срок действия договора — десять лет. Что касается механизмов обмена данными, уведомлений, инспекций, переоборудования и ликвидации — никаких подробностей пока нет, кроме заверений, что «верификационный механизм станет более простым и менее затратным».

В Москве торжественно подчеркивают, что в договоре будет юридически зафиксирована взаимосвязь стратегических наступательных и оборонительных вооружений. Это было одним из главных требований России и поводом для негодования американских сенаторов-республиканцев. Вашингтон, в свою очередь, утверждает, что документ не содержит ограничений на испытание и развертывание американских систем ПРО либо «действующих или планируемых Соединенными Штатами неядерных наступательных вооружений дальнего радиуса действия».

И пока окончательного текста никто толком не видел, ООН, ЕС и НАТО рукоплещут достигнутому компромиссу, а парламентарии России и США, согласно договоренности, должны ратифицировать договор «синхронно» до конца года.

Российские эксперты пока не спешат радоваться — слишком много важных деталей остаются не ясными. Во-первых, непонятно, сохранится ли жесткий режим инспекции мобильных ракетных комплексов (типа «Тополь») и ограничения на их развертывание в позиционных районах, рассуждает член общественного совета при Минобороны Игорь Коротченко. У американцев таких комплексов нет в принципе, поэтому все лимиты распространяются только на Россию. Во-вторых, неизвестно, что будет с носителями, разгруженными от ядерных боеголовок: будут ли они уничтожаться либо переводиться в неядерный статус, то есть на них можно будет размещать обычные заряды (такое пожелание было у Вашингтона). Аналогичные опасения вызывает и тезис об увязке наступательных вооружений с оборонительными, особенно после заявлений Белого дома о том, что договор по СНВ не повлияет на развертывание американских ПРО за пределами США. «Скорее всего в качестве утешительного приза в договоре будет некая формулировка для внутреннего российского пользования, которую Москва будет толковать как уступку со стороны американцев, — опасается г-н Коротченко. — А по факту она никак не будет американцам руки связывать».

 ВЯЧЕСЛАВ ЛЕОНОВ

Оригинал данной статьи  http://www.rbcdaily.ru/2010/03/29/focus/467257