June 16th, 2010

Коротченко

Время временного правительства прошло

Выступление в программе "Экспертиза" на радиостанции "Голос России"

Киргизский сценарий

Максим Шалыгин
16.06.2010, 16:45
Возможно ли предугадать развитие ситуации в Киргизии? Существует ли безошибочный рецепт, чтобы остановить кровопролитие? Комментирует член Общественного совета при Минобороны РФ Игорь Коротченко

Ведущий программы - Максим Шалыгин.


Шалыгин: Здравствуйте, друзья. У нас в студии - Игорь Юрьевич Коротченко, главный редактор журнала "Национальная оборона", член Общественного совета при Министерстве обороны Российской Федерации. Давайте начнем с событий в Кыргызстане, потому как очень много вопросов. События быстро меняются. Неизменной остается уже официально артикулированная просьба Розы Отунбаевой, временного президента временного правительства Кыргызской Республики к главе Российской Федерации Дмитрию Медведеву с просьбой о вводе физической силы для развода сторон, потому что декрет о применении оружия против провокаторов не выполняется в полной мере.

Я бы добавил в этот контекст слова вице-премьера правительства Киргизии Омурбека Текебаева, который был в понедельник у нас в эфире. Он заявил, что милиционеры просто не выходят на улицу, сидят по домам, вообще никак не принимают участия в наведении порядка. Специальный корреспондент агентства REGNUM, находясь на кыргызско-узбекской границе, рассказал в нашем эфире, что многие девушки и мужчины обвиняли киргизских военных в изнасилованиях.

Кроме того, заявление Омурбека Текебаева, что силы ОДКБ не будут приглашены на территорию Кыргызстана. И, наконец, последнее. Модест Колеров, главный редактор Информационного агентства REGNUM в студии "Голоса России", сказал, что если русские втянутся в этот конфликт, то в перспективе они окажутся виноватыми. То есть, повторится ситуация Таджикистана 1992-1997 годов, когда русские остановили войну, а их потом выдавили с границы. Вот такое начало.

Коротченко: Есть несколько оперативных путей решения, которые сегодня необходимо предпринимать. Но, прежде всего, важно констатировать ряд очень важных моментов. Первый момент заключается в том, что так называемое Временное правительство Киргизии во главе с Розой Отунбаевой недееспособно. Я уже не говорю о том, что оно нелегитимно. Оно утратило контроль за ситуацией в стране.

Шалыгин: Что значит утратило?

Коротченко: Это значит, что приказы этого правительства силовые министерства и ведомства не выполняют. Это принципиальный вопрос. Мы можем сказать, что сегодня Роза Отунбаева, примерно, как Керенский в 1917 году. Они сидят в Бишкеке в своем Зимнем дворце и ждут, что с ними будет. И при этом обращаются за помощью. Кстати говоря, я бы отметил чрезвычайно важное обстоятельство. Согласно утечкам, которые дают американские средства массовой информации, первое обращение за военной помощью со стороны временного правительства Киргизии было к Соединенным Штатам Америки.

Шалыгин: Добавлю, что первым внешнеполитическим решением Розы Отунбаевой, как только она взошла в кабинет главы временного правительства, было подтверждение, что американская военная база всерьез и надолго остается в Киргизии.

Коротченко: Поэтому нам не надо как за жупел цепляться за это временное правительство. Оно никого не представляет. Фактически, это набор людей по интересам, которые пытаются каким-то образом представить себя в качестве законных властей Киргизии. На смену этому правительству должно прийти другое, с другими лидерами, представляющими киргизский народ, с более понятными, четкими идеологемами, которые они должны нести и своему обществу, и внешнему миру. Такие люди сегодня есть.

Шалыгин: Например? Назовите фамилии.

Коротченко: Я бы назвал такую фамилию как генерал армии Эсен Топоев, бывший министр обороны Киргизии. Человек, который прошел по ступеням административно-командной военной вертикали, в том числе и во времена Советского Союза. Кстати говоря, закончил академию Генерального штаба. Имеет очень богатый опыт работы в области национальной безопасности и, собственно, в области военного планирования. Прекрасный штабист, блестяще образованная личность. Грубо говоря, сегодня, чтобы остановить кровопролитие в Киргизии, нужен некий Войцех Ярузельский, который в свое время, в 80-м году, остановил Польшу от сползания в гражданскую войну.

Шалыгин: Не получится ли, что сверху Ярузельский и "Хари Кришна", а внутри получим "Аллах Акбар" и генерала Дудаева?

Коротченко: Нет. "Аллах Акбар" мы не получим. И генерала Дудаева тоже, слава Богу, не получим, потому что у Дудаева были одни амбиции. В данном случае мы говорим о том, что колода, которую нам непрерывно тасуют в Бишкеке, состоит из лиц достаточно одиозных, в надежности которых Россия как партнер испытывает большие сомнения. Поэтому надо искать других лидеров, которые могут быть востребованы.

Шалыгин: Давайте послушаем телефонный звонок. Здравствуйте. Говорите, вы в эфире.

Ольга Васильевна из Душанбе (по телефону): Меня зовут Ольга Васильевна. Я из Душанбе вам звоню. Вы провели параллель с событиями в Душанбе. У меня такой вопрос. Здесь жили советские люди, которые построили город Душанбе. С большим трудом здесь обживались. Их всех выгнали без копейки денег. Сейчас мы в "Одноклассниках" переписываемся. В наших домах и квартирах теперь живут таджики, и о газавате никто никогда слова не говорит. Сейчас опять в Киргизии беженцы. Опять их дома кто-то займет, и о газавате опять ни слова не будет сказано. И "Аллах Акбар" здесь не причем. Почему иностранные аналитики всегда говорят о джихаде. О газавате, кстати, они тоже не говорят. Им наверно очень нравится, что советский народ по миру пустили без копейки. А почему наши никогда... У нас что, КГБ продалось джихаду?

Шалыгин: Простите. Позвольте вопрос к вам. Как вам видится ситуация в Киргизии из Душанбе?

Ольга Васильевна из Душанбе: Мне как видится? Я вообще не вижу, у меня нет телевизора. Мне телевизор никто не может починить. Мне до Киргизии, честно говоря, дела нет.

Шалыгин: Понимаю. Все. Спасибо за вопрос.

Ольга Васильевна из Душанбе: Вы просто провели параллель. А я вам говорю, что меня волнует. Я вот сижу здесь, и у меня нет денег, чтобы уехать в Россию. Потому что мне за квартиру никто денег не дает. Здесь ходить по городу - это мучение. На каждом шагу джихадик обросший. Привезите сюда дочь Путина или Медведева, пусть они здесь от вокзала до базара Шухманзур пройдут хоть раз. А вы не говорите не о джихаде, ни о газавате.

Шалыгин: Простите, сколько вам лет?

Ольга Васильевна из Душанбе: Пятьдесят лет живу.

Шалыгин: А кто вы по образованию?

Ольга Васильевна из Душанбе: И такого не было, пока мы не проиграли войну в Афганистане. А вы до сих пор не говорите, скрываете это.

Шалыгин: Простите, я понимаю, вас эмоции переполняют. Вы кто по образованию?

Ольга Васильевна из Душанбе: Инженер-строитель.

Шалыгин: Понятно. Спасибо. Игорь Юрьевич, что-то ответите?

Коротченко: Это вопрос о судьбе русских диаспор в Центральной Азии. Я полагаю, что ситуация, кстати говоря, связанная с Киргизией, может обернуться и массовым исходом русского населения из этой республики. На самом деле, мы стоим сейчас в ситуации политического выбора. Этот выбор нелегкий. Но если Россия считает себя великой державой, а постсоветское пространство - зоной своих жизненных интересов, то очевидно необходимо принятие определенных политических решений.

Шалыгин: Например?

Коротченко: Я полагаю, что следовало бы действовать в следующем направлении. Первое. Необходим саммит глав ОДКБ для обсуждения сложившейся ситуации.

Шалыгин: Об этом сегодня, кстати, говорил российский президент Дмитрий Медведев.

Коротченко: Потому что важно понимать, что ситуация в Киргизии сама по себе не стабилизируется. Так называемое временное правительство никаких радикальных мер принять не сможет. Хаос будет нарастать. Это первое и очень важное замечание. Итак, саммит глав ОДКБ, на котором события в Киргизии интерпретируются абсолютно справедливо как акт внешней угрозы, внешнего вмешательства со стороны сил международного терроризма. На этом основании задействуется механизм коллективной обороны ОДКБ. То есть, мы идем тем же путем, которым пошли в свое время американцы, когда они идентифицировали "Аль-Каиду" как внешнюю угрозу, на основании которой были приняты определенные шаги, связанные с отстаиванием американских интересов в тех или иных регионах мира. Они это сделали грубо. Мы делаем по-другому.

Шалыгин: Игорь Юрьевич, давайте здесь поставим многоточие, потому что у меня сразу возникает масса вопросов.

Коротченко: Я за ввод войск ОДКБ. Это единственное, что может остановить кровопролитие в Киргизии. Вопрос в том, в каком формате вводить, в каком составе, кто составит костяк? Эти вопросы подлежат дискуссии. Но без введения войск ОДКБ, чисто мерами гуманитарного характера оказания помощи, мы проблему не решим...

Слушайте полную версию программы

 

 

Скачать

 Оригинал данного материала  http://rus.ruvr.ru/2010/06/16/9938720.html

Коротченко

Качество военной службы

Интервью радиостанции "Комсомольская правда"

Эксперт: Проблему с призывниками надо решать повышением качества военной службы

Проблему с призывниками надо решать повышением качества военной службы
Проблему с призывниками надо решать повышением качества военной службы
Фото: ВЕЛЕНГУРИН

Острой необходимости увеличивать призывной возраст нет [аудио]

16.06.2010

Глава Минобрнауки  РФ Андрей Фурсенко в среду высказался за увеличение призывного возраста. По его мнению, более взрослая армия более подготовлена.

Главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко в эфире радио «Комсомольская правда» 97,2 FM сказал, что острой необходимости увеличивать призывной возраст нет:

Главный редактор журнала "Национальная оборона": Нет необходимости увеличивать призывной возраст

-







Вы знаете, лично моя позиция заключается в том, что нет необходимости увеличивать призывной возраст. Потому что в основе этих предложений в основном лежит неудовлетворительная ситуация с призывом. Во-первых, мы выступаем в определенную полосу демографических провалов, когда каждый призывник становится, как говорится, на вес золота.

С другой стороны, растет число уклонистов среди тех молодых людей, которые подлежат призыву. И главная проблема все-таки, почему молодые люди не хотят, боятся идти в армию, лежит в проблеме дедовщины. Решив проблему дедовщины, которая демонизирует буквально и призывников, и их родителей, мне кажется, мы тем самым решим и проблему, связанную с тем, что никакого увеличения призывного возраста с 27 до 30 лет предпринимать не будет просто необходимости.

Что касается вопросов, как бороться с дедовщиной, я полагаю, что главная сегодня магистральная линия, связанная с борьбой с неуставными взаимоотношениями и с дедовщиной, в том числе с этнической дедовщиной, они лежат в плоскости все-таки учреждений, органов военной полиции.

Потому что сегодняшняя ситуация в армии такова, что, меняя свой облик, ряд офицеров в новом облике Вооруженных Сил, во-первых, не видя себя в плане дальнейшей карьерной перспективы, что соответствующим образом сказывается на качестве исполнения ими своими функциональных обязанностей.

И там, где, скажем, офицер должен требовательно и жестко наводить порядок среди своих подчиненных, зачастую те люди, которые либо ожидают сокращений, либо не видят своей дальнейшей перспективы в рядах Вооруженных Сил России, они, конечно, мягко говоря, исполняют свои обязанности не совсем качественно. И в этих условиях именно органы военной полиции будут способны, во-первых, поддерживать должный порядок в гарнизонах, помогать командирам и начальникам всех степеней в осуществлении функций поддержания правопорядка.

И самое главное, там, где случаи дедовщины носят особенно вопиющий характер, особенно случаи этнической дедовщины, именно органы военной полиции будут способны жестко и бескомпромиссно наводить порядок в гарнизонах и казармах.

В целом надо отметить, что идея увеличить призывной возраст с 27 до 30 лет, о чем, в частности, говорил заместитель начальника Генерального штаба Василий Смирнов, руководящий Главным организационно-мобилизационным управлением Генштаба и отвечающий за призыв в Вооруженных Силах Российской Федерации, конечно, делал такое заявление, я полагаю, исходя из необходимости срочного пополнения рядов призывников. Но подчеркну еще раз, на мой взгляд, эту проблему надо решать через повышение качества военной службы, делая ее более привлекательной, безопасной, комфортной. Тогда мы, думается, проблему с призывниками сможем решить и без таких радикальных мер, как увеличение призывного возраста.

Оригинал данного материала http://www.kp.ru/online/news/686292/