June 25th, 2010

Коротченко

Разорвать коррупционные схемы - главная задача "Рособоронпоставки"


Комментарий для информационного агентства "Росбалт"

Росбалт.RU - Новости

Россия, Санкт-Петербург
Документ:http://www.rosbalt.ru/2010/06/24/748148.html
Дата: 2010-06-24 16:27:00+04

Коррупция в армии уже не страшит

 

Министр обороны РФ Анатолий Сердюков продолжает реформировать свое ведомство, фактически беря на себя личную ответственность за все аспекты его деятельности. Речь идет, например, о системе гособоронзаказа, которую в бытность министром Сергея Иванова частично вывели из подчинения Минобороны в антикоррупционных целях, а сейчас возвращают обратно.

Уходя из Минобороны, Сергей Иванов создал антикоррупционную систему управления закупками, которую и передал своему преемнику. В рамках этой системы из подчинения министерству были выведены структуры, отвечавшие за гособоронзаказ. В частности, была создана Рособоронпоставка, подчинявшаяся напрямую главе правительства. Согласно этой схеме, военные должны были формировать собственно заказ, но не имели возможности выбирать конкретных поставщиков, а значит изначально ставился барьер для сговора между отдельными чиновниками Минобороны и бизнес-кругами на неконкурентной основе. Эта схема в силу ряда причин так и не заработала в полной мере, а в 2010 году от нее и вовсе отказались, вернувшись к прежней системе, полностью подчиненной Минобороны и лишенной элементов независимого контроля над закупками вооружений и военной техники.

Как отмечает главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко, обозначилась новая «схема, по которой будет осуществляться управление гособоронзаказом». Это произошло после переподчинения Рособоронпоставки министру обороны, случившегося практически одновременно с заменой руководителя этого ведомства. В итоге, речь, судя по всему, идет о том, что Минобороны будет контролировать все «оборонные» закупки.

Причем, заметим, не только для своего ведомства. Ведь, как заявил в середине июня журналистам источник в самой Рособоронпоставке, ее структура наверняка изменится в связи с переподчинением. По его словам, теперь Минобороны будет контролировать поставки техники и имущества для силовых структур. Таким образом, изменится не только роль собственно Рособоронпоставки, но и самого министерства, превращающегося в главный «силовой» ресурсный центр и получающего возможность влиять на коллег.

«Последнее назначение Надежды Синниковой главой Рособоронпоставки носит ключевой характер и свидетельствует о том, что Сердюков имеет карт-бланш на любые кадровые и организационные перестройки в системе Минобороны», — отмечает в связи с этим Коротченко. Он обращает внимание на тот факт, что «любые инициативы, с которыми министр обороны выходил на президента Медведева, были удовлетворены».

«Можно говорить, что Сердюков занимает сегодня одну из ключевых должностей именно среди всех силовиков. По своему аппаратному весу и влиянию он сегодня превзошел даже Бортникова и Патрушева. Естественно, он также намного превосходит Нургалиева, мнение Медведева о котором постоянно колеблется», — считает Коротченко. «Таким образом, Сердюков из представителей силовых ведомств опережает практически всех, за исключением, может быть, директора ФСО, у которого совершенно особенный статус, обязанности и положение в должностной иерархии силовиков», — уверен эксперт.

В итоге, по мнению Игоря Коротченко, нельзя исключать, что Анатолий Сердюков, и без того уже фактически располагающий вице-премьерскими полномочиями, в том числе и за счет передачи в его ведение всех элементов системы гособоронзаказа, может получить после 2012 года в правительстве пост заместителя его председателя. Вот только уходя, он должен был бы «оставить готовую структуру», уверен эксперт.

Пока же очевидны только кадровые решения. В частности, Коротченко отмечает «назначение первым заместителем главы Минобороны генерала Поповкина, который полностью реализовывал курс министра в области закупок вооружения, всех трансформаций в рамках гособоронзаказа, закупки зарубежной техники, что еще раз подтверждает карт-бланш Сердюкова на кадровые изменения». Доверием министра явно пользуется и Надежда Синникова, возглавившая Рособоронпоставку, в том числе и потому, видимо, что «все назначенцы Сердюкова, которые приходят из системы ФНС, получают весьма значимые, ключевые посты в системе министерства обороны».

Однако доверие необходимо будет оправдывать, а ситуация с гособоронзаказом близка к критической. В частности, по оценкам некоторых сотрудников министерства обороны, до 45-50% средств, выделяемых государством на оборонный заказ, просто испаряется при помощи различных наработанных коррупционных схем. И важно понять, каким образом сегодня решается вопрос борьбы с этим явлением – при помощи пресловутого «ручного управления» или же создания системы, неблагоприятной для коррупционных действий, как предлагал в бытность министром обороны Сергей Иванов.

Разумеется, на первом этапе главная проблема носит персонифицированный характер. Как полагает Коротченко, Синниковой понадобится «порядка года, чтобы вникать во все эти хитросплетения, набирать квалифицированный аппарат». Эксперт полагает, что если кадровый состав подберут неверно, то «будет сложно раскручивать, в том числе, коррупционные цепочки». Кстати, определенные вопросы вызывает сам по себе переход чиновников, да еще на столь серьезные должности, из ведомства, по своей специфике настолько далекого от армии. Понятно, что главные условия для такого перемещения – личная преданность патрону и «сработанность» с ним. Но по тому же принципу, очевидно, будет подбирать свою команду и новый руководитель, из-за чего в системе гособоронзаказа появятся масса ответственных работников, наверняка даже не державших в руках автомат Калашникова. Насколько компетентными они окажутся в работе с предприятиями оборонки – большой вопрос.

Игорь Коротченко уверен, что любая реформа системы гособоронзаказа, если она действительно преследует цель усиления эффективности, должна быть направлена, в первую очередь, на повышение прозрачности самого процесса подписания контрактов. «Главная проблема гособоронзаказа – абсолютная непрозрачность. Миллиарды выделяются, мы об этом ничего не знаем и судим лишь по отдельным заявлениям. Например, были выделены миллиарды на беспилотники, а на выходе как будто ничего нет. В то же время никого не привлекают, никто не несет за это ответственности», — отмечает эксперт.

Кроме того, большинство военных экспертов полагают, что речь также должна идти о рассекречивании большей части статей военного бюджета, чтобы можно было проверить, какая часть средств идет на закупку новой техники, какая – на модернизацию имеющейся в войсках, какая — на НИОКР, какая — на регулярные выплаты и так далее. 

Исключением могут быть разве что статьи, связанные с созданием, разработкой и испытанием ядерного оружия, или основанного на новых физических принципах, «но это единичные случаи», считает Игорь Коротченко. Кроме того, по его словам, «должна находиться в приемлемых цифрах и норма прибыли предприятий». Потому что, отмечает эксперт, иногда возникает парадоксальная ситуация, когда встречаются с первыми лицами министерства обороны отдельные генеральные директора и на вопрос: «За сколько ты сделаешь?», — они отвечают: «Вот за столько-то». «Нет, это много», — говорят им министерские. И эти директора через полчаса подходят и на треть снижают первоначально завяленную цену. В этот момент становится понятно, что никакого ценообразования нет», — сетует эксперт. 

Таким образом, очевидно, что если речь идет о реальном реформировании системы гособоронзаказа, то она еще только начинается. В частности, Рособоронпоставка могла быть передана в подчинение Анатолию Сердюкову не потому, что должна всегда находиться в ведении Минобороны, но потому, что нынешний министр обороны имеет карт-бланш на проведение реформ в «силовой» сфере и именно ему доверяет любые проекты руководство страны. И за ближайшие два года, то есть до момента вероятного перехода на более высокий пост, Сердюкову предстоит это доверие постараться оправдать, создав практически полностью открытую и прозрачную систему гособоронзаказа. В противном же случае, даже если он лично и сможет бороться с коррупционными схемами, то уже при его преемнике систему гособоронзаказа ждет провал в новую, еще более глубокую трясину «откатных» схем, которые могут поглотить уже не половину, а, скажем, две трети российского оборонного бюджета. А как это отразится на боеспособности нашей армии и силовых структур, догадаться нетрудно.

Иван Преображенский