June 28th, 2010

Коротченко

Итоги визита Медведева в США и не только...


Итоговая пятничная программа "Экспертиза" на радиостанции "Голос России"

Россия-Америка. Новая глава

Михаил Шейнкман
28.06.2010, 15:32
Оправдал ли ожидания визит Дмитрия Медведева в США? Какие вопросы остаются нерешенными? Выйдут ли российско-американские отношения на новый виток развития?

Гость программы - Игорь Коротченко, главный редактор журнала "Национальная оборона".

Ведущий - Михаил Шейнкман.


Шейнкман: Главное событие уходящей недели мы обсудим с нашим постоянным экспертом, главным редактором журнала "Национальная оборона" Игорем Коротченко. Здравствуйте, Игорь Юрьевич!

Коротченко: Здравствуйте!

Шейнкман: Начнем, с глобального. Президент России Дмитрий Медведев в Канаде. Здесь открываются саммиты "Большой восьмерки" и "Большой двадцатки". Накануне завершился его визит в США. Завершился, если судить по количеству подписанных резолюций, результативно. Девять совместных документов, и один другого показательнее и принципиальнее. Обстановка безусловного гостеприимства, абсолютного дружелюбия, расхождение, как сказал Обама, лишь по грузинскому вопросу. Это, наверное, навсегда. А, в общем, выходит, что у нас уже все хорошо и нет никаких серьезных раздражителей, в том числе и по военным вопросам. Так что ли?

Коротченко: На самом деле, это не так. Важно понимать, что любой официальный визит высокого уровня, тем более, в Соединенные Штаты Америки носит, конечно, знаковый, важный характер. И мы вправе были рассчитывать и надеяться на то, что президент Медведев не просто съездит в США, но и вернется оттуда с определенным набором подписанных документов, которые дадут дальнейший импульс российско-американским отношениям во всех сферах. В целом, ожидания от визита, я полагаю, у всех позитивные. И те результаты, которые есть, воспринимаются с удовлетворением. Но говорить о том, что проблем во взаимоотношениях между Москвой и Вашингтоном нет, было бы неверно.

Я бы отметил несколько моментов, скажем, относительно того, что все-таки является чувствительным раздражителем в российско-американских отношениях. Много говорилось о том, что США теперь не будут препятствовать вступлению России в ВТО, согласован ряд важных документов, намерений, деклараций сторон, которые позволят двигаться Москве в этом направлении. Вместе с тем, пресловутая поправка Джексона - Веника, которая действует еще со времен, когда советских евреев не выпускали в свободный выезд с территории Советского Союза. Уже и Советского Союза почти 20 лет как нет, а дискриминационные ограничения американские законодатели по каким-то причинам снимать с нашей страны не хотят. И это, конечно, вызывает очень большое, удивление, потому что такое ощущение, что люди застыли в той, двадцатилетней, реальности, и относятся к нам по-прежнему с позиции того, что мы являемся враждебным Советским Союзом. Хотя Россия демократическая страна, которая абсолютно не конфронтационная на мировой арене, и проводит курс на развитие нормальных отношений со всеми государствами мира, включая и Соединенные Штаты Америки. Но поправка эта, тем не менее, действует, и мы о ней как-то не говорим, хотя на самом деле она является, я полагаю, существенным раздражающим фактором.

Второй, не менее раздражающий фактор - это то, что США как ключевой игрок, от которого зависит ситуация безопасности в Европе, до сих пор так и не удосужились начать процесс практической ратификации адаптированного ДОВСЕ. Это тот договор, который регламентирует состав и наличие группировок войск, сил и средств, вооружения в Европе. Как известно, документ предварительно выработан, но ратифицирован он только Россией и странами СНГ. Что касается наших западных партнеров, то они не спешат приступать к ратификации. Уже давно нет наших войск на территории Грузии, все оттуда вывели. Но, вопрос, как говорится, висит. Там же вспоминают и наличие наших миротворцев в Молдове. С 1999 года этот вопрос уже одиннадцать лет не решается.

В качестве позитива я бы отметил, конечно, безусловно, дружеский фон приема Медведева в Соединенных Штатах Америки. И инициативу президента Обамы относительно участия России в создании общей системы противоракетной обороны. Но здесь тоже надо понимать, что политические декларации должны наполняться военно-техническим содержанием. Я лично считаю, что данный вопрос надо, конечно, передавать от уровня политических лидеров на уровень военных. Должна быть создана группа высокого уровня, которую бы возглавил с российской стороны начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, генерал Армии Николай Макаров, с американской стороны ее мог бы возглавить председатель Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных сил США, адмирал Майк Маллен. И в рамках этой рабочей группы можно было бы действительно поговорить относительно того, что понимают американцы под совместным ПРО, что понимаем мы.

Потому что мало договориться, важны детали. Вот, летит некая баллистическая ракета. Принимается решение о ее уничтожении. Кто будет принимать решение о пуске противоракет? Где будет эта кнопка, на которую будут нажимать, и кто будет нажимать? То ли это будет делать Москва, то ли это будет делать Брюссель, НАТО, то ли это будут делать Соединенные Штаты Америки. Эти детали имеют очень важное значение. Не менее важное значение имеет вопрос - обмена информацией. По сути дела, мы должны сопрягать наши системы обнаружения и контроля воздушно-космического пространства. На каких технических принципах, по каким стандартам будет осуществляться обмен информацией? Будет ли общий командный пункт? Либо будут какие-то протоколы обмена данными? Это все неизвестно. И без этих деталей любые политические декларации, даже самые благородные, с которыми выступает президент Обама, они фактически являются мертворожденными.

И самое главное, если под предложением поучаствовать совместно в ПРО, скрывается желание усыпить опасение России относительно того, что будут делать американцы в Европе, какую ПРО они там будут разворачивать. Если, скажем, такой расчет у Вашингтона, то естественно нам вступать в какие-либо переговоры по этому поводу контрпродуктивно, а надо думать над ассиметричным ответом военного парирования. Если же действительно мы выходим на некие конкретные договоренности, еще раз подчеркну, они должны обретать конкретное военно-техническое наполнение. Конечно, здесь должны свою роль сыграть, военные.

И в заключение хотелось бы, отметить, что, важным элементом соглашения являются комплексные переговоры, которые были проведены между "Ростехнологиями" и "Боингом" относительно закупок порядка 50 американских так называемых Dreamliner - лайнеров мечты. Это новый американский Боинг, который выходит в скором времени на мировой рынок. И будет обеспечивать дальние магистральные перевозки. Подтверждение продления соглашения о деятельности совместного предприятия по производству заготовок и деталей из титана в интересах американского авиапрома. Это тоже будет одним из пунктов деятельности "Ростехнологий" на американском рынке.

Шейнкман: Что касается Договора СНВ-2, президенты вновь подтвердили стремление к синхронной ратификации. Время идет, ратификации не происходит. Почему? Что мешает?

Коротченко: С нашей стороны не мешает абсолютно ничего. Потому что ситуация у нас известна. Государственная дума и Совет Федерации ратифицируют без всяких проблем, учитывая, что контроль над голосами в парламенте принадлежат правящей партии, поэтому для нас это будет исключительно техническая процедура. В Америке ситуация немного сложнее. Мы ждем, когда Америка, американские законодатели начнут процедуру ратификации. Мы рассчитываем на то, что у Обамы хватит политического капитала для того, чтобы решение о ратификации нового Договора по СНВ было поддержано как его сторонниками, так и его противниками. По крайней мере, части его противников для того, чтобы обеспечить большинство, при принятии данного решения американскими законодателями.

Шейнкман: Накануне визита Дмитрия Медведева в США, Заместитель госсекретаря Филипп Кроули заявил о том, что Америка официально включила Доку Умарова в перечень международных террористов. В Национальном антитеррористическом комитете России это назвали доказательством того, что спецслужбы двух государств приходят к единому пониманию в определении статуса лиц, причастных к террористической деятельности. Наверное, действительно это важный, принципиальный момент. Но на ваш взгляд, это политический момент, либо за ним могут последовать какие-то совместные действия, спецоперации, и значит ли он, что США теперь по-другому оценивают и ситуацию в Чечне, и усилия России?

Коротченко: Я думаю, это политический шаг со стороны Америки для того, чтобы создать благоприятный фон для визита Медведева. На самом деле, это половинчатое решение. Сказали - Доку Умаров , а Закаев в Лондоне превосходно себя чувствует...

Шейнкман: Посещает сессии ПАСЕ.

Коротченко: Давайте поговорим про других видных функционеров так называемой Ичкерии, которые проживают в западных столицах, в европейских столицах и прекрасно себя ощущают. Давайте вспомним, про Березовского, которому тоже инкриминированы, в том числе и поддержка чеченских сепаратистов, манипуляции денежными средствами, часть из которых шла на поддержку международных террористов, которые действовали определенное время на территории Северного Кавказа. Конечно, то, что Вашингтон сделал первый шаг по признанию вооруженных и политических лидеров чеченского сепаратизма в качестве международных террористов - это важно. Но главное здесь, что бы была последовательность шагов. Как говорится, сказали "А", скажите и "Б". Потому что тот же самый Закаев должен быть выдан России, как международный террорист. И мы хотим его судить, если западные наблюдатели захотят присутствовать на этом процессе, никаких проблем не будет.

А что касается совместных усилий в борьбе с терроризмом, я бы не стал обольщаться относительно того, что Америка готова идти с нами в ногу. На самом деле, это не так. И последние события в Афганистане об этом прекрасно свидетельствуют, когда идет массовое промышленное производство наркотиков. Фактически Афганистан превратился в легальное наркопроизводящее государство. В процесс контроля распределения финансовых ресурсов вовлечены высшие должностные лица, оккупационная администрация Афганистана, которую контролируют Соединенные Штаты Америки и их союзники по НАТО, которые не предпринимают абсолютно никаких усилий по ограничению наркотрафика и попыток уничтожать поля, где производятся наркотики. И эта политика двойных стандартов. Где им выгодно, где они считают в тактическом плане для себя интересным совместно действовать с Россией в области борьбы с международным терроризмом, они идут на это. А где, они не считают это для себя возможным...

Мы, сколько их зовем, кричим, буквально, и руководитель Госнаркоконтроля Виктор Иванов неоднократно об этом заявлял, и мы провели большую конференцию в Москве, где продемонстрировали всему миру, что происходит в Афганистане, где фактически наркодиллеры промышленные крышуются американскими и западными войсками. Но реакции абсолютно никакой. Поэтому обольщаться не надо. Но надо стараться последовательно работать с администрацией Барака Обамы для того, чтобы эту проблему решать...

Слушайте полную версию программы  http://rus.ruvr.ru/2010/06/28/10885698.html

 


Скачать

 


Коротченко

Прогноз ЦАМТО по ситуации на мировом рынке систем ПВО большой дальности

Справочник "Оружие России" опубликовал прогноз Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО) по ситуации на мировом рынке систем ПВО большой дальности 

Лидерство останется за Россией

 

 

Пусковая установка ЗРС С-300 "Фаворит". Фото А. Соколов

 

На российские зенитные ракетные системы (ЗРС) ПВО большой дальности действия в обозримой перспективе сохранится повышенный спрос на мировом рынке, что обусловлено их высокими тактико-техническими характеристиками и превосходством над аналогичными системами западного производства, прежде всего, американскими. Такой вывод содержится в экспертном докладе Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО).

Превосходство российских систем над американскими аналогами признают и западные эксперты, по мнению которых средства ПВО России достигли такого уровня, который фактически исключает возможность "выживания" авиации ВВС США в случае военного конфликта. Преимущество российских систем ПВО во многом объясняется участием в свое время советских систем ПВО в арабо-израильских войнах и в войне во Вьетнаме.

Глубокий анализ боевого применения имевшихся на тот момент систем ПВО привел к созданию комплексов нового поколения, отличающихся повышенной живучестью и высокой боевой эффективностью. По оценке ЦАМТО, российские ЗРС дальнего действия С-300 и С-400 на сегодняшний день являются самыми эффективными средствами обороны важных объектов военно-государственного значения от ударов всех типов ракет, в том числе баллистических и других средств воздушно-космического нападения (СВКН).

На мировом рынке средств ПВО большой дальности в предстоящие 4 года (2010-2013 гг.) ожидается стабильный спрос. Он обусловлен, прежде всего, повышенным вниманием многих стран мира к созданию современных систем ПРО/ПВО, предназначенных для защиты территории страны и военной инфраструктуры от современных СВКН потенциального противника. Стабильность этого сегмента рынка вооружений эксперты ЦАМТО объясняют двумя факторами.

 

радиолокатор обнаружения ЗРС С-300. Фото А. Соколов

 

Во-первых, ранее многие страны при строительстве вооруженных сил первостепенное внимание уделяли модернизации и закупке многофункциональных истребителей, а модернизация систем ПВО длительное время находилась на втором плане. Теперь в этих странах на первый план выходит задача создания современной эшелонированной системы ПРО/ПВО. Это касается стран Ближнего Востока, Северной Африки, Азиатского региона и Латинской Америки.

Во-вторых, закупка систем ПВО связана с высокой конфликтностью в ряде регионов мира. Прежде всего, положение обостряет ситуация вокруг Ирана и Северной Кореи. Однако в любом регионе мира повышенная конфликтность связана также с тем, что одновременно на роль региональных лидеров претендуют сразу несколько стран.

На текущий момент на мировом рынке представлены две страны, производящие конкурентоспособные зенитные ракетные системы большой дальности наземного базирования, которые могут также использоваться в системе противоракетной обороны. Это Россия с ЗРС С-300/С-400 и США с ЗРС "Пэтриот" PAC-3 и THAAD. В обозримой перспективе основная конкурентная борьба будет вестись только между этими странами. Однако, как отмечается в докладе ЦАМТО, не следует недооценивать усилий Китая и Европы по выходу на этот рынок.

Так, Китай с комплексом HQ-9 (экспортное обозначение FD-2000) и европейский консорциум "Евросам" с комплексом на базе зенитной управляемой ракеты (ЗУР) "Астер-30" наряду с США и Россией участвуют в тендере Турции на закупку систем ПРО/ПВО большой дальности T-LORAMIDS (Turkish Long Range Air And Missile Defence System).

В среднесрочной перспективе, по оценке ЦАМТО, на мировой рынок могут выйти еще два противоракетных комплекса, которые разрабатываются при участии США. Это израильский "Эрроу" и европейский MEADS. Однако обе эти системы находятся в стадии разработки и говорить об их экспортных перспективах пока преждевременно.

 

ЗУР ЗРС С-300. Фото А. Соколов

 

Поскольку количество ПУ в составе дивизиона варьируется в зависимости от заказа той или иной страны, а также типа закупаемой системы, анализ рынка в приведенном ниже исследовании проведен по количеству поставленных или планируемых к поставке пусковых установок (ПУ).

Согласно данным ЦАМТО, в период 2006-2009 гг. объем продаж новых ПУ ЗУР большой дальности составил 272 ед. стоимостью около 4,09 млрд. долл. В 2010-2013 гг. с учетом уже заключенных контрактов, заявленных намерений и тендеров объем рынка составит не менее 188 ПУ на сумму более 10,35 млрд. долл. или 69,1% в количественном выражении и 253,1% в стоимостном по сравнению с предыдущим 4-летнем периодом.

Рост стоимости при одновременном снижении количества закупаемых систем ПВО объясняется тем, что все большее количество стран начали закупать более дорогостоящие системы вооружения. Тем не менее, высокая стоимость ЗРС большой дальности является для многих стран существенным сдерживающим фактором при принятии решения об их закупке. Здесь Россия в ценовом отношении имеет существенное преимущество перед США, поскольку стоимость российских систем ниже американских.

Без учета стран, которые по политическим мотивам делают однозначный выбор в пользу американских систем, на остальном сегменте мирового рынка положение Россия более предпочтительно. Россия занимает первое место в рейтинге поставщиков новых ПУ ЗУР большой дальности в количественном отношении, опережая США, которые занимают второе место. В 2006-2009 гг. Россией было поставлено на экспорт 160 ед. на 2,48 млрд. долл., в 2010-2013 гг. объем поставок прогнозируется в 120 ед. на сумму 1,85 млрд. долл. При этом, даже если контракт на поставку ЗРС С-300ПМУ-1 Ирану не будет реализован, Россия останется лидером мирового рынка по количеству поставленных ПУ ЗУР.

МОСКВА, 28 июня 2010 г., ОРУЖИЕ РОССИИ
Оригинал данного материала   http://www.arms-expo.ru/site.xp/049051124049054053050057.html 

Данный прогоноз ЦАМТО опубликовали и другие издания
Военный паритет   http://www.militaryparitet.com/teletype/data/ic_teletype/7889/ 
ВПК.name   http://vpk.name/news/40770_rossiya_sohranit_lidiruyushie_pozicii_na_mirovom_ryinke_zenitnyih_raketnyih_sistem_pvo_bolshoi_dalnosti.html  
Новости-Азербайджан  
http://newsazerbaijan.ru/sng/20100625/43454600.html 
Газета "Гудок"   http://www.gudok.ru/economy/news.php?ID=354351