July 4th, 2010

Коротченко

Надо искать "крота"


В 1996 году, как раз тогда, когда начала формироваться российская нелегальная сеть в США, о которой - после ее провала - сегодня пишут и говорят все средства массовой информации мира,  я встретился с генерал-лейтенантом СВР Вадимом Кирпиченко. Этот человек имел в своем послужном списке должность начальника Управления "С" - того самого, которое занимается в Ясенево нелегальной разведкой. Сегодня Вадима Кирпиченко уже нет в живых. По результатам нашей встречи я опубликовал в "Независимой газете" интервью. Прочитайте этот материал, которому уже 14 лет, и из него становится абсолютно ясным, что наши нелегалы в Америке стали жертвами предательства высокопоставленного "крота" в штаб-квартире СВР.

ДЕЛИКАТНАЯ ОБЛАСТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СВР

Работа с зарубежной агентурой требует особой осторожности, утверждает генерал-лейтенант Вадим Кирпиченко

Игорь Коротченко

Спецслужбы

СОГЛАСНО последним сообщениям из США, сотрудник ЦРУ Гарольд Николсон, арестованный по подозрению в шпионаже в пользу России, категорически отрицает свое сотрудничество с Москвой и намерен решительно доказывать в суде свою полную невиновность по эпизодам, инкриминируемым ему следствием. Защиту Николсона в суде будет осуществлять знаменитый американский адвокат Джонатан Шапиро.

Как считают российские эксперты, выбранная Гарольдом Николсоном тактика является оптимальной в сложившейся ситуации. Не исключено, что сотрудники ФБР при проведении оперативно-технических мероприятий против Николсона нарушили требования американского законодательства, регламентирующего подобного рода действия. Следовательно, добытые контрразведчиками из ФБР улики не будут признаны судом. В свое время арестованный за связь с СВР Олдрич Эймс уже на этапе предварительного следствия полностью признал свою вину, что позволило приговорить его к пожизненному заключению, хотя по данному делу доказательства были добыты с нарушением требований закона.

Генерал-лейтенант Вадим Кирпиченко, руководитель группы консультантов при директоре СВР, дал некоторые пояснения по деликатным вопросам деятельности российской разведки.

- Насколько успешно противостоит Управление внешней контрразведки СВР возможным иностранным агентам, действующим в штаб-квартире вашей службы в Ясеневе?

- Конечно, мы озабочены состоянием дел у нас. Мы стараемся, чтобы структура, обеспечивающая нашу собственную безопасность, работала активнее. Однако это очень тяжелое дело. Трудно выявить потенциальных предателей в наших рядах. Хотя это дело и не безнадежное. Были даже такие случаи, когда сотрудник СВР уходил на пенсию, а мы все-таки устанавливали, что он был агентом иностранного государства.

- Николсон, как и Эймс, попал под подозрение после того, как не смог пройти тесты на детекторе лжи. Скажите, а для проверки российских разведчиков на лояльность используется такая же аппаратура?

- Этот вопрос дискутируется у нас много лет. Окончательного решения пока нет. Исходя из своего личного опыта я считаю, что это дело очень опасное. Многое зависит от программы. Кто эти гении, которые могут так составить вопросы, что в результате может быть выявлена какая-то нечестность сотрудников разведки? Лично у меня весьма скептическое отношение к детектору лжи. Из практики известно, что испытуемый может обмануть технику.

- Если допустить теоретическую возможность наличия американской агентуры в Ясеневе, могут ли, на ваш взгляд, осуществляться контакты между завербованным российским разведчиком и Лэнгли с использованием не офицеров посольской резидентуры ЦРУ в Москве, а людей с так называемым "глубоким прикрытием" - бизнесменов, журналистов, ученых?

- Я думаю, что это совершенно нормальная практика. Но - делать очень трудно. "Глубокое прикрытие" - это то, к чему стремятся все разведки мира и чего никому до конца так и не удается.

- Кто конкретно в штаб-квартире СВР определяет размер денежного вознаграждения за те или иные услуги, оказываемые агентом?

- Во-первых, проходит быстрая оценка предлагаемых документов. Во-вторых, тот, кто предлагает те или иные секретные материалы, обычно сам называет сумму, которую он хочет получить за них.

А руководство наших управлений, зная свой бюджет, уже определяет, сколько надо заплатить, чтобы удовлетворить просьбу источника. Но суммы на оплату агентуры выделяются в пределах бюджета СВР. Каких-то бешеных денег мы не имеем.

- Кто знаком с подлинными именами агентов СВР на Западе?

- Это очень серьезный вопрос. Каждое должностное лицо в системе СВР - директор, его заместители, начальники управлений и отделов - конечно, знают какую-то часть агентуры. Однако знают ее в основном под псевдонимами. Подлинные имена агентов знает лишь тот сотрудник разведки, который ведет дело. Больше - никто.

- Насколько верны утверждения, что между Москвой и Вашингтоном якобы существует договоренность об ограничении круга потенциальных агентов? Верно ли, что российская разведка не имеет права вербовать агентуру, например, в таких организациях, как Совет национальной безопасности США и аппарат Белого дома?

- Я думаю, что это не соответствует действительности. Ограничений нет. Чем выше уровень источника информации, тем лучше для разведки.

Номер 220 от 22 ноября 1996 года, пятница.