July 12th, 2010

Коротченко

Свобода мысли


Мне дали ссылку на медиа-ролик программы "Свобода мысли"  ТВ "Петербург - 5 канал", в которой я принял участие по приглашению Ксении Собчак. Обсуждалась скандальная инициатива ЛДПР по откупу от армии за 1 миллион рублей.





P.S. Главное впечатление от программы, которая прошла скандально, - Ксения явно не гламурная дура, как ее порой изображают. Мозги у нее работают хорошо, реакция нормальная.
Коротченко

Последняя точка еще не поставлена

Выступление в программе "Экспертиза" на "Голосе России"

"Шпионский скандал": финальный аккорд

Максим Шалыгин
12.07.2010, 18:16
Дело "российских шпионов" в США стало сенсацией мирового шпионажа. На кого обменяли десять российских граждан? Был ли "крот"? Какую роль в этой истории сыграл Барак Обама?

Гость программы "Экспертиза" - Игорь Коротченко, главный редактор журнала "Национальная оборона", член Общественного совета при Министерстве обороны Российской Федерации

Ведущий - Максим Шалыгин.


Шалыгин: Здравствуйте, друзья! Рядом со мной Игорь Юрьевич Коротченко, главный редактор журнала "Национальная оборона", член общественного совета при Министерстве обороны Российской Федерации. Здравствуйте!

Коротченко: Добрый день!

Шалыгин: Начнем со шпионов. Агентство РИА Новости передает, что буквально 15 минут назад в российском аэропорту Домодедово приземлился самолет ЯК-42Д МЧС России с десятью российскими гражданами, высланными из Соединенных Штатов Америки за нелегальную деятельность. Одновременно, сообщает это же агентство, на авиабазе "Брайан Нортон" в английском графстве Оксфордшир приземлились российские граждане, помилованные президентом Медведевым, которых обменяли. Примечательно, что вся эта история была под наблюдением телеканала BBC, что само по себе уже замечательно. Что это за шпионская история? Странно началась, странно продолжилась и завершается как-то тоже не очень понятно.

Коротченко: Я думаю, завершается она благополучно. В первую очередь, потому что наши нелегалы в полном составе прибыли в Москву. Я полагаю, тот? одиннадцатый, который с Кипра, тоже уже находится в России. Будем надеяться, благополучно оттуда добрался, используя резервные каналы связи. Чем мы за это заплатили? В определенной степени, потерей имиджа и теми четырьмя гражданами Российской Федерации, которые были обвинены в сотрудничестве с западными спецслужбами. Они были помилованы, и состоялся такой обмен. Должен сказать, что событие не рядовое. Очевидно, оно войдет в анналы мирового шпионажа по целому ряду обстоятельств. Первое - то, что такой болезненный провал, будем называть вещи своими именами, у нас случился впервые, в столь массовом...

Шалыгин: За всю историю разведки?

Коротченко: За всю новейшую историю наших спецслужб с 1917 года. Это первое. Второе - то, что, невзирая на отрицательные моменты этой ситуации, и Москве, и Вашингтону, удалось достаточно быстро достичь политического компромисса. Конечно, во многом он был обусловлен стремлением России и США не создавать искусственных барьеров на пути наметившемуся якобы сближению. Почему - якобы? Потому что, знаете, как практик, я всегда предпочитаю судить о сближении либо о других событиях по практическим делам. Голые лозунги. Мы это уже проходили. С нашей стороны, кстати, нет никаких проблем к сближению. Они, в основном, есть со стороны Соединенных Штатов Америки. Поэтому, когда Обаму изображают как такого доброго американского Санта-Клауса, который до последнего момента не знал, что его подставляет ФБР, Минюст... На самом деле Обама все знал заранее. Возможно, это уже обнародованные данные из американских источников, что Обама знал о готовящемся аресте. Единственное, он сдвинул сроки после визита нашего лидера, чтобы не создавать проблемы.

Шалыгин: Игорь Юрьевич, я говорю о том, что, возможно, это не инициатива самого американского президента.

Коротченко: Президент и не занимается такими делами. Это инициатива американской контрразведки, которая посчитала, что существует возможность после долгих лет разоблачения, что произойдут какие-то события. Но я все-таки думаю, им надо было эту разработку оперативную так или иначе завершать. Логика любой контрразведки заключается в том, что рано или поздно после того, как она пасла деятельность тех или иных лиц, подозреваемых в шпионаже, необходимо принимать финальное решение, когда захлопывать дверцу клетки. Они приняли решение захлопнуть ее через пару дней после завершения визита Медведева.

Шалыгин: И смотрелось это как вишенка к торту. Понимаете?

Коротченко: Это так и было. Давайте говорить, что в шпионских делах важны некие символизмы. Они эти символизмы соблюли. А второй и очень важный момент заключается в том, что мы пошли на этот обмен. С одной стороны, он, как говорят, непропорционален. С другой стороны, за историю российско-американского противоборства в сфере шпионажа, советско-американского противоборства, случаи обменов мы можем посчитать на пальцах одной руки. Самый знаменитый обмен 1962 года, когда поменяли Пауэрса, которого сбили под Свердловском, на нашего нелегала Рудольфа Абеля, который изображал американского владельца фотостудии в Нью-Йорке. Чем он там занимался, до сих пор никто не знает. Результат его деятельности является предметом государственной тайны. Видимо, работал не зря. И это позволяет нам, самое главное, еще раз сказать, сегодня многие пытаются кинуть камень в нашу внешнюю разведку, говорят, что СВР непонятно чем занималась, мол, непонятные люди потратили деньги зря. Я не собираюсь здесь выступать адвокатом СВР. Но с позиции здравого смысла я хочу сказать, что действия российской Службы внешней разведки были абсолютно адекватными.

Для чего нужны нелегалы? Понимаете, нелегалы - это такая штука, которая проходит мимо внимания контрразведки. Если бы не элемент предательства. Очевидно, что был "крот", который их выдал, мы об этом отдельно еще поговорим. И, видимо, эти обстоятельства будут отдельно еще нам известны из официальных либо неофициальных источников. Но самое главное, для чего нужен нелегал? Когда мы тем или иным способом приобретаем особо ценный агентурный источник - в качестве такого источника может быть сотрудник Госдепартамента США, аппарата Совета национальной безопасности Соединенных Штатов Америки, сотрудники американской разведки, контрразведки и так далее - после первичного контакта работу с этой категорией агентов секретоносителей должны осуществлять именно нелегалы. Почему? Потому что они находятся вне поля зрения местной контрразведки.

Стратегия долговременного целевого засыла агентуры, в том числе, использование методов нелегальной разведки, это абсолютно нормальная практика. СВР здесь действовала в пределах своей компетенции и общих стратегических целей и задач, которые стоят перед нашей внешней разведкой. К сожалению, так произошло. Но никто не застрахован в современном мире от провалов. Они были, есть и, очевидно, будут. Главное - делать соответствующие выводы. А я думаю, выводы последуют, в том числе, и усиление контрразведывательной работы по линии ФСБ России, а также по линии Управления внешней контрразведки самой Службы внешней разведки России. Я думаю, определенные мероприятия проводятся и, хотя это будет скрыто от широкой публики, выводы должны быть сделаны.

Шалыгин: И виновные наказаны.

Коротченко: Нам важно понять, кто явился источником утечки. И каким-то образом принять меры, если этот человек, конечно, пока еще находится здесь. Возможно, он уже в Штатах, либо в Великобритании, но, в любом случае, эта работа на перспективу.

Шалыгин: Я правильно понимаю, что, по технологии, российские дипломаты, как и дипломаты любого другого государства, прямо либо косвенно все равно находятся под наблюдением контрразведывательной службы?

Коротченко: Конечно.

Шалыгин: И когда вы говорите о нелегалах, то это те, кто...

Коротченко: Как обычные граждане США. Если они ведут добропорядочный образ жизни, ничем не отличаясь от своих соседей, они не вызывают внимания, и не находятся под контрразведывательным контролем. К сожалению, в нашем случае это оказалось не так. Но если бы все складывалось, как оно было задумано, то успех бы был в данной операции несомненно.

Шалыгин: Когда арестовали в Соединенных Штатах этих десятерых человек, то тут же биографии, какие-то воспоминания, чуть ли не с детского сада. Давайте поговорим о тех, кого обменяли с нашей стороны. Имя бывшего заведующего сектором Института США и Канады Российской академии наук Игоря Сутягина информационному сообществу известно давно.

Коротченко: Да.

Шалыгин: Институт США и Канады в разведпонимании?

Коротченко: Институт США и Канады - это организация, входящая в структуру Российской академии наук.

Шалыгин: Да.

Коротченко: Никаких там государственных секретов нет. Другое дело, что Сутягину инкриминировали так называемый аналитический шпионаж. Что это такое? Человек, обладая определенным интеллектуальным потенциалом, знаниями, контактами, в том числе в военной среде. Он, в частности, выезжал в Обнинск, где читал лекции, выступал перед экипажами наших стратегических ядерных подводных ракетоносцев, он мог подпитываться определенной информацией. И он решил сделать бизнес, свой, маленький, частный, связанный с тем, что путем контактов, в том числе и во время выездов за границу, у него возник определенный контакт с некоей фирмой "Альтернатив Фьючерс". В дальнейшем было установлено, что это была подставная фирма британской разведки. Было там два человека. Одна из них - госпожа Надя Локк, кажется.

Они предложили Сутягину писать аналитические записки по интересующим англичан проблемам, взамен ему платили деньги. Сутягин, как утверждают, пользовался открытыми источниками информации. Он обрабатывал большой круг информационных материалов, на основании этих материалов делал некие выводы. Поскольку ему была присвоена квалификация специалиста-эксперта, эти выводы в той или иной мере учитывались английской разведкой при общей оценке военного и военно-технического потенциала Российской Федерации. Вы знаете, здесь разные есть мнения относительно того, виновен он или не виновен. Наверное, это все-таки не политический заключенный, потому что человек продавал свои аналитические материалы...

Слушайте полную версию программы   http://rus.ruvr.ru/2010/07/12/12080538.html

 


Скачать