July 26th, 2010

Коротченко

Комментарий для газеты "Ведомости"


Три генерала и адмирал

Министр обороны назначил временных командующих четырьмя новыми объединенными стратегическими командованиями. Если они справятся с управлением ими, то к концу года станут полноценными начальниками

Приказом министра обороны Анатолия Сердюкова назначены временно исполняющие должность (врид) командующих оперативно-стратегическими командованиями «Центр», «Север», «Юг» и «Восток», которые к декабрю станут межвидовыми командными структурами, объединяю…
Читать целиком
</td></tr></tbody></table></div>
Коротченко

Зона нестабильности

Программа "Экспертиза" на радиостанции "Голос России"

Взрывоопасный Кавказ. Истоки и пути преодоления

Максим Шалыгин
26.07.2010, 16:36
Последние теракты на Северном Кавказе. В чем кроются причины нестабильности в Закавказье? Какие шаги уже предприняты по проблеме безопасности в регионе? Что может в корне изменить ситуацию? Мнение эксперта

Гость программы "Экспертиза" - Игорь Коротченко, главный редактор журнала "Национальная оборона", член Общественного совета при Министерстве обороны Российской Федерации.

Ведущий - Максим Шалыгин.


Шалыгин: Здравствуйте, друзья. Традиционно по пятницам, и эта жаркая пятница не исключение, Игорь Юрьевич Коротченко, главный редактор журнала "Национальная оборона", член Общественного совета при Министерстве обороны Российской Федерации. Здравствуйте!

Коротченко: Здравствуйте, Максим!

Шалыгин: Я всю неделю жалуюсь на погоду.

Коротченко: Да. Все страдаем. Мы уже говорили о том, что драматические изменения климата в ближайшие 20-30 лет могут стать предвестниками новых войн, конфликтов. Поэтому еще раз говорю, что, очевидно, и те органы, которые у нас занимаются стратегическим и военным прогнозированием, как то Совет безопасности Российской Федерации, Служба внешней разведки, Главное разведывательное управление, должны очень серьезно анализировать и думать о тех последствиях, которые могут быть для мировой стабильности и интересов безопасности нашей страны в плане изменения климата на планете. И заранее готовить наше политическое и военное руководство к каким-то мерам реагирования на те последствия, которые могут иметь место.

Шалыгин: Насчет военно-промышленных отраслей, не берусь ничего комментировать. Вы - военный эксперт, вопросы к вам. Порадовало на этой неделе, в связи с жарой, заявление руководителя Министерства сельского хозяйства, которое анонсировало зерновые интервенции. Хоть как-то защитить нас, граждан, от скачка цен на хлеб, на зерно, в связи с жарой. Понятно, все горит. Надеемся, что ситуация как-то выправится, хотя бы немного. Но что правительство об этом думает, уже хорошо.

Коротченко: Будем надеяться, что запасы зерна в системе Росрезерва достаточны для того, чтобы осуществлять масштабные интервенции. Прежде всего, чтобы обеспечить в условиях продолжающегося экономического кризиса, который, в том числе, затрагивает и интересы нашей страны, стабилизацию цен на основные продукты питания. Неконтролируемый рост цен - это виток к очередному всплеску инфляции и, как вариант, возможной дестабилизации общественно-политических настроений в стране.

Шалыгин: С другой стороны, заниженные цены - это разорение для многих сельскохозяйственных предприятий, чего тоже не должно быть. Это очень тонкий регулятор.

Коротченко: Это было в прошлом году, когда у нас был переизбыток зерна. Сегодня, я полагаю, цены все-таки будет регулировать свободный рынок. Конечно, с учетом той политики, которую будет проводить правительство и Минсельхоз для того, чтобы выбрасывать на рынок товарные партии зерна, чтобы стабилизировать цены на хлеб. И, самое главное, готовиться к тому, чтобы в условиях такой напряженной экономической сельскохозяйственной конъюнктуры у нас не появились желающие нагреть на этом руки. Потому что мы помним, сколько говорилось о борьбе с ценами на основные типы лекарств, а они абсолютно никем не контролировались. Конечно, были пиар-походы министра Голиковой в аптеки. Но в практическом плане, очевидно, туда должен был приходить не министр, а органы, которые занимаются борьбой с экономическими преступлениями.

Шалыгин: Желающие появятся в любом случае, главное, чтобы возможностей у них не было. Давайте начнем с терактов, только что слышали выпуски новостей. По-моему, на железнодорожном перегоне в Дагестане (Северокавказская железная дорога) почти в девять часов утра прогремел взрыв. Перед этим, напомню, менее месяца назад там же, в Дагестане, подорван товарный поезд. В ночь на 21 июля - диверсия на Баксанской гидроэлектростанции в Кабардино-Балкарии. И вроде ГЭС резервная, не основная, но от этого не становится спокойнее. По той информации, которой я обладаю, возможно, она неполная, Баксанскую ГЭС охраняли всего два милиционера.

Коротченко: Это действительно так. Но проблема-то состоит в более широком аспекте, потому что, к сожалению, Северный Кавказ по-прежнему остается зоной нестабильности. И, очевидно, те идеи, которые новый полпред Хлопонин нес в широкие массы на Северном Кавказе, до сих пор не стали инструментом реального воздействия на умы, на политические и экономические процессы в регионе. Почему говорю "к сожалению"? Потому что были очень большие надежды, связанные с тем, что мы сумеем переломить неблагоприятные общественно-политические тенденции в республиках Северного Кавказа путем запуска целого ряда экономических проектов, которые должны были снизить безработицу, которая, в том числе, является питательной средой для роста экстремизма и терроризма. К сожалению, пока надежды не оправдываются. А в этой связи, я все-таки полагаю, что эти отдельные, может быть, не связанные между собою, акты террора будут иметь дальше более четкий характер для того, чтобы воздействовать на критически важные объекты промышленной, транспортной и энергоинфраструктуры.

И в этом плане, конечно, для Федеральной службы безопасности, для МВД, для территориальных управлений ФСБ на Северном Кавказе стоит задача качественной работы с агентурой. Потому что никаких иных методов заблаговременного предотвращения терактов, как приобретение агентурных источников в среде боевиков и террористов, по сути дела, не существует. Для того, чтобы мы не били по хвостам, чтобы каждый раз после громкого теракта не собирались совещания, на которых опять раздаются указания усилить, углубить, повысить ответственность.

Шалыгин: Первый заместитель председателя правительства Дагестана Ризван Курбанов очаровательно сказал, я думаю, ключевую фразу о борьбе с терроризмом. Он сказал следующее: "Если они не прекратят (то есть боевики и пособники) экстремистскую деятельность, то будут уничтожены в рамках закона, но без всякой пощады". Это сильно.

Коротченко: Я думаю, нам надо менять северокавказскую политическую элиту. Потому что уровень коррупции среди тех, кто представляет властные структуры на Северном Кавказе, зашкаливает все мыслимые и немыслимые параметры. Надо готовить пророссийскую смену этой северокавказской номенклатуры.

Шалыгин: Вы понимаете, что вы говорите?

Коротченко: Надо брать молодых юношей и девушек, готовить их в московских вузах с перспективой, чтобы они были носителями интересов Российской Федерации в регионе. И, безусловно, были преданы идеям единой сильной России, которая отстаивает свои интересы во всех регионах с той же мерой ответственности, как она должна делать как социальное и правовое государство.

Шалыгин: Игорь Юрьевич, вы редактор журнала "Национальная оборона". И вы говорите при этом, что надо готовить в субъектах Российской Федерации пророссийскую элиту. Тогда, простите, у нас там все губернаторы, главы правительств, депутаты, не пророссийски настроенные? Как они настроены?

Коротченко: Это люди, которые в значительной степени решают свои собственные финансово-экономические и диаспорные дела. Я бы выразился так аккуратно. На самом деле, качество политических элит на Северном Кавказе во многом основаны на принципах клановости, замкнутости, попытках решать за счет большинства населения свои личные финансовые проблемы. И попытки тасовать одну и ту же колоду, к сожалению, не дают должного результата. Мы видим, что в области борьбы с терроризмом ситуация остается перманентно напряженной. Решать ее необходимо двумя путями.

Первый путь - это то, что Федеральный центр должен, безусловно, обладать мощной силовой составляющей на Северном Кавказе. В этом плане я призвал бы к тому, чтобы, по крайней мере, органы внутренних дел в лице внутренних войск Российской Федерации, соответствующие силовые подразделения Федеральной службы безопасности присутствовали, в том или ином виде, на территории каждого субъекта Российской Федерации на Северном Кавказе, включая, безусловно, Чечню. Совершенно неприемлемо отдавать все на откуп Рамзану Кадырову. Хотя это уважаемый политик, он говорит правильные вещи. Но, я полагаю, наряду с этим мы должны иметь в Чечне, в Дагестане, в Ингушетии мощные группировки войск, которые при том или ином варианте развития неблагоприятных событий способны будут вмешаться для того, чтобы подстраховать местные органы власти и силовые структуры Северного Кавказа. Поэтому ставка на российское силовое доминирование на Северном Кавказе должна быть сохранена. Это во-первых.

И во-вторых, мы должны все-таки искать перспективных политиков, в том числе молодых, двигать, растить их, из республик Северного Кавказа, для того, чтобы эти люди, придя на те или иные посты, все-таки руководствовались в большей степени государственными интересами, чем личными. Именно поиск такой элиты, соответствующий образ ее мысли, воспитание, подготовка должны стать ключевым элементом нашей политики на Северном Кавказе. Потому что сиюминутная ситуация, когда мы постоянно гасим возникающие очаги пожара, на самом деле, это не совсем продуктивная политика...

Слушайте полную версию программы    http://rus.ruvr.ru/2010/07/26/13455874.html

 


Скачать