August 26th, 2010

Коротченко

Вооруженные Силы РФ против пожаров: как это было

Программа "Экспертиза" на "Голосе России"

"Война" с огнем: армия в борьбе со стихией

Максим Шалыгин
23.08.2010, 16:14
В ряде регионов России уже отменен режим чрезвычайной пожарной ситуации. Существенную роль в борьбе со стихией сыграли военные. Насколько правомерно участие армии в тушении пожаров? Какие средства применялись вооруженными силами?

Гости программы "Экспертиза":

Игорь Юрьевич Коротченко, главный редактор журнала "Национальная оборона", член Общественного совета при Министерстве обороны РФ,

Владимир Иванович Попов, генерал-майор, заместитель начальника главного штаба сухопутных войск РФ.

Ведущий - Максим Шалыгин.


Шалыгин: Традиционно по пятницам, у нас в гостях Игорь Юрьевич Коротченко, главный редактор журнала "Национальная оборона", член Общественного совета при Министерстве обороны РФ. И у нас стартует новая рубрика в наших встречах с Игорем Юрьевичем. Поэтому в студии еще один гость - заместитель начальника главного штаба сухопутных войск РФ, генерал-майор Владимир Иванович Попов. Вместе с Игорем Юрьевичем мы подумали, что необходимо приглашать специалистов по каким-то конкретным вопросам, конкретным направлениям. То есть не так, вообще за нашу советскую родину, а по отдельным позициям. Чтобы представить более весомую информацию, дать полную картину, потому что иной раз разговоры просто беспочвенны, а хотелось бы аргументации.

Поэтому какие-то событийные сообщения я прошу комментировать Игоря Юрьевича, а непосредственно по главному вопросу, говорить будем о пожарах и об участии военных в их тушении, я прошу представить картину уже Владимира Ивановича. Тем более, что есть сообщения об отмене президентом Медведевым режима чрезвычайной ситуации в трех российских регионах - Нижегородской, Московской областях и в Мордовии. Остался режим чрезвычайной ситуации лишь в Рязанской области.

Игорь Юрьевич, 20 августа в Армении президенты РФ и Армении договорились о продлении до 49 лет срока действия договора по российской военной базе в Гюмри. Министры обороны двух стран подписали это соглашение. Хорошо это или плохо?

Коротченко: Это важный геополитический шаг, на который идут Москва и Ереван для того, чтобы обеспечить совпадающие интересы в вопросах национальной безопасности двух наших государств. Как известно, мы имеем военную базу в Гюмри, она достаточно сильная, там проходят службу порядка 5 тысяч человек. Вместе с тем база обладает мощным потенциалом войсковой  противовоздушной обороны. Там имеются два дивизиона зенитно-ракетных систем С-300. Кроме того, мы располагаем большим количеством истребителей МиГ-29, которые также подчиняются нашей российской военной базе.

Это знаковое событие, что мы продлеваем срок нашего пребывания в Армении до 49 лет. Тем самым мы демонстрируем, что этот регион -зона жизненных интересов России, и что Армения - наш важнейший геополитический союзник. В этом качестве мы будем готовы, в том числе, обеспечивать неприкосновенность воздушных рубежей Армении и сдерживать от всех потенциальных угроз, которые могут быть для этого государства со стороны внешних соседей.

Шалыгин: По заметкам информагентств, прежде всего зарубежных, возникает главный вопрос - против кого решили дружить Армения и Россия?

Коротченко: На самом деле, не против кого. Потому что мы видим, что наше военное сотрудничество со странами СНГ реализуется в двустороннем формате. В многостороннем формате - это ОДКБ. В данном случае мы понимаем, что регион чрезвычайно важен, геополитически значим для РФ. Но, как известно, сегодня в этом регионе (и в ряде других регионов) напряженность растет, растут геополитические риски, поэтому российско-армянское военное сотрудничество преследует исключительно цели обеспечения безопасности двух стран.

Поэтому когда кто-то пытается разыгрывать, скажем, армяно-азербайджанскую карту или армяно-турецкую карту, я думаю, что это неправомочная постановка вопроса. На самом деле, мы вместе с Ереваном просто реализуем наши коренные геополитические интересы для того, чтобы иметь надежного предсказуемого союзника, а этот союзник мог рассчитывать на военное плечо России в случае форс-мажорных обстоятельств.

Шалыгин: Но Армения - член ОДКБ, и в ближайшие выходные там саммит. Есть проблема Карабаха. Пятая часть Азербайджана неподконтрольна официальному Баку. И тут Россия укрепляет военное сотрудничество. Как мы смотримся с Азербайджаном в этом смысле? Потому что обвинения уже прозвучали: "Все это против Азербайджана!".

Коротченко: Как правило, эти обвинения идут на уровне либо политологов, либо руководителей политических партий, потому что люди пытаются тем или иным способом реализовать, грубо говоря, свой политический каптал. Я думаю, что президент Азербайджана Ильхам Алиев относится к этому достаточно спокойно, потому что мы ведем равный диалог и с Ереваном, и с Баку, и, кстати говоря, содействуем в том, чтобы шли переговоры по мирному урегулированию карабахской проблемы.

Шалыгин: Перейдём к теме пожаров. Главой государства отменен режим чрезвычайной ситуации в трех регионах, что, конечно, радует. У меня вопрос: на ваш взгляд, как специалиста, насколько правомерно участие военных в тушении пожаров? Вообще, военное ли это дело?

Попов: Конечно, правомерно. Беда общая, народная.

Шалыгин: Но говорят, что армия должна решать только воинские задачи, никаких народно-хозяйственных трудоработ, ничего подобного.

Попов: Правильно говорят. Но это же не хозяйственная работа. Это чрезвычайное положение в нескольких регионах. Что же, смотреть со стороны, как все это происходит? Поэтому президент принял решение привлечь вооруженные силы, и они были задействованы. В самый разгар этих событий было привлечено более 10 тысяч человек личного состава, почти 1 тысяча единиц техники, в том числе инженерной, тяжелой техники. Они выполняли свою задачу, и выполняли хорошо. На сегодняшний день есть результаты: отменен режим чрезвычайного положения, и группировка вооруженных сил сокращается. А то, что нужно было помогать, тут ни у кого нет никаких сомнений, я думаю, в том числе и у личного состава, который принимал участие в тушении этих пожаров.

Шалыгин: В российской прессе прозвучали обвинения, что солдат буквально выбрасывали в лес саперными лопатками тушить пожар. Это правда?

Попов: Я думаю, что неправда, это однозначно. Потому что личный состав, который привлекался для тушения пожара, был, в том числе, вооружен и саперными лопатами, и большими саперными лопатами, и другой техникой. В этом плане МЧС хорошо работало, обеспечивало простыми инструментами. Поэтому все было разумно. Разговоры о том, что не кормили солдат, просто ерунда. Потому что подразделения и даже воинские части, которые направлялись на выполнение задач, во-первых, выходили со своими тыловыми запасами, во-вторых, и администрация, местные, муниципальные власти, и на уровне субъектов РФ принимали все меры для того, чтобы накормить личный состав, в том числе дополнительно.

Шалыгин: То есть, солдат не был голодным?

Попов: Не был голодным.

Шалыгин: И безоружным. Как шла работа? Как военные помогали в тушении пожаров?

Попов: Обыкновенно.

Шалыгин: Многие говорили о некой авиационной технике, трубопроводных войсках. Что это такое?

Попов: Все применялось. В вооруженных силах, как я уже говорил, использовалась тяжелая инженерная техника.

Шалыгин: Что это?

Попов: То, что способно проделать просеки, расчистить, снять грунт. Применялась техника авторазливочной станции, которая непосредственно тушит пожар. Понятно, что и лопатой приходилось работать, для того, чтобы после работы, например, авиации, после выброса воды, маленькие очажки потушить, забросать песком. Занимались и этим в том числе. Вы уже упомянули, что мы применяли трубопроводные войска. Для этого у нас был передислоцирован один трубопроводный батальон Северо-Кавказского военного округа и один трубопроводный батальон Московского военного округа, которые занимаются заливкой торфяников. Они горят внутри, а мы их заливаем...

Слушайте полную версию программы

 


Скачать