August 30th, 2010

Коротченко

Все постсоветское пространство - зона жизненных интересов России

Программа "Экспертиза" на радиостанции "Голос России"

Независимость как "национальная трагедия"

Михаил Шейнкман
30.08.2010, 14:53
С момента распада СССР прошло уже 19 лет, но в бывших союзных республиках до сих пор нет стабильности и благополучия. Как изменился постсоветский мир за это время? Какими методами решаются конфликты? Какова роль России в объединении постсоветского пространства?

Гость программы - Игорь Юрьевич Коротченко, военный эксперт, главный редактор журнала "Национальная оборона".

Ведущий - Михаил Шейнкман.


Шейнкман: Как всегда в пятницу у нас в студии военный эксперт, главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко. На постсоветском пространстве идет череда национальных торжеств. Братские республики одна за другой отмечают дни суверенитетов: Украина, Белоруссия, Молдавия. Как вы считаете, насколько новые страны сумели воспользоваться геополитическими обстоятельствами девятнадцатилетней давности?

Коротченко: Может быть, я буду банальным. В оценке событий, связанных с распадом Советского Союза, я полностью солидарен со знаменитой фразой, которую сказал Владимир Путин: "Распад СССР был величайшей национальной трагедией". Лично я воспринимаю те события именно так.

Вместе с тем, надо быть реалистами. Сегодня мы видим, что, спустя почти двадцать лет, бывшие советские союзные республики, ныне самостоятельные государства и субъекты мировой геополитики, находятся в достаточно противоречивой ситуации. Успешных проектов строительства государств достаточно мало. Большинство стран находится в состоянии перманентной экономической и политической нестабильности, хотя двадцать лет - достаточный срок для того, чтобы и национальные, и промышленные элиты могли предложить такую модель, которая была бы востребована большинством населения.

По целому ряду признаков мы видим, что нестабильность нарастает, особенно в постсоветских государствах Центральной Азии. Постоянно происходят самые разные события. Самоидентичности государств, которые бы полностью соответствовали критериям передовых цивилизованных стран, по большому счету, нет. Мы видим, что примеры государственного строительства сопровождаются чередой цветных революций, всплесками экстремизма, нестабильностью. Поэтому достаточно тяжело оценивать эти итоги.

Конечно, мы должны еще раз отметить, что на постсоветском пространстве Россия играет главную роль в силу целого ряда обстоятельств. Зона жизненных интересов РФ, безусловно, простирается на все постсоветское пространство, включая даже три страны Балтии, которые сегодня являются членами НАТО. Потому что везде живут люди, которые говорят на русском языке, большие русские диаспоры. Мы обязаны поддерживать наших соотечественников в этих странах, оказывая им всестороннюю экономическую, политическую, моральную поддержку для того, чтобы русский язык не подвергался гонениям, притеснениям. Для того, чтобы наши люди, как с гражданством РФ, так и без него, но идентифицирующие себя с россиянами, могли полагаться на опору и защиту со стороны России.

Шейнкман: Коль заговорили об этом. Насколько удается нам поддерживать наших соотечественников? Насколько оправданы их надежды на Россию как на защиту и опору?

Коротченко: Во всяком случае, государственная политика в этой сфере реализуется. Можно говорить о том, что где-то она недостаточна, или надо усиливать некоторые направления. Однако на государственном уровне ведется поддержка наших соотечественников, в том числе, путем проведения соответствующих конгрессов и других мероприятий в России. Мы стремимся и стараемся поддерживать статус русского языка. В целом ряде стран СНГ функционируют российские военные базы, что тоже является элементом геополитического присутствия нашей страны в данных государствах.

В целом, конечно, надо стремиться к тому, чтобы культурная и экономическая интеграция стали реальностью. У нас есть такие форматы, как СНГ и ОДКБ. И очевидно, что интеграция усилий тех государств, которые существуют на постсоветском пространстве, - это объективная необходимость. Она отвечает интересам национальных элит и, самое главное, традиционным ожиданиям народов. Конечно, здесь масса проблем, мы их видим и признаем.

Крупными игроками на постсоветском пространстве являются и те силы, которые традиционно здесь никогда не присутствовали. Прежде всего, это США и НАТО. Мы видим и то, что и другие государства, например, Китай, активно интересуются процессами, которые происходят в государствах Центральной Азии. Зона постсоветского пространства - это предмет достаточно острой геополитической, военной, экономической и политической конкуренции со стороны целого ряда ключевых мировых игроков.

Шейнкман: Кстати, Китай интересуется не только Средней Азией, которая по географии близка к нему, но и Белоруссией. Об этом я у вас спрошу чуть позже. А пока продолжаем тему праздников.

В отличие от республик, которые уже 19 лет бывшие, Абхазия и Южная Осетия - настоящие. Так получилось, что эти республики отвоевывали свою свободу и независимость. Два года назад их признали. Сейчас в России не принято говорить, хорошо это или плохо. Это называют вынужденной мерой. Но все же насколько она была подготовлена и просчитана? И насколько эти республики сумели воспользоваться своим признанием?

Коротченко: Давайте говорить прямо: мы не ожидали агрессию Саакашвили. В XXI веке мы фактически подверглись нападению, потому что были наши миротворцы, наши контингенты со стороны Грузии. Мы не ожидали такого. Да, мы думали, что будут провокации, знали неуравновешенный характер грузинского лидера, его склонность к малообдуманным, эмоциональным поступкам. Мы сами готовили войска, но не ожидали, что будет агрессия. Трудно было поверить в то, что, спустя 20 лет, бывшие советские люди будут нападать и убивать друг друга.

В данном случае мы подверглись агрессии, поэтому, конечно, ситуация развивалась стремительно. Медведев принял абсолютно правильное решение о вводе войск российской армии в бой для защиты и наших военнослужащих, и тех граждан РФ, которые проживали на территории Южной Осетии, а также для того, чтобы исключить геноцид южноосетинского народа.

Вся логика дальнейших поступков проистекала из того, что мы приняли принципиальное политическое решение вступить в эту войну, выступить против агрессора, реализовать комплекс мероприятий военного характера по принуждению Грузии к миру. Эта задача была решена Россией. А факт признания Южной Осетии и Абхазии в качестве независимых государств вытекал уже из логики дальнейших поступков. Поэтому, я полагаю, в данной ситуации политическое руководство России действовало хотя и вынуждено, но абсолютно правильно, адекватно той обстановке, которая складывалась вокруг этих событий...

Слушайте полную версию программы


Скачать