November 27th, 2010

Коротченко

Военные базы РФ за рубежом и иностранцы в Российской армии


Тема российских военных баз за рубежом и прохождение иностранцами службы в Российской армии вызвала большой интерес СМИ.

У меня минувшая пятница вообще выдалась радиоднем: утром в 07.40 я выступил в прямом эфире русской службы Би-Би-Си, затем отвечал на многочисленные вопросы различных российских радиостанций (в частности, дал большое интервью радио "Говорит Москва"), а завершил день своим традиционным вечерним пятничным эфиром в 18.05 в программе "Экспертиза" на "Голосе России". 

В понедельник, 29 ноября, по теме "Иностранцы в Российской армии"  у меня запланирован часовой прямой эфир на "Русской службе новостей" в программе "Своя правда" (начало - в 19.00, 107,0 FM), а также запись на телеканале Russia Today (вещание на арабском языке) в программе "Панорама" по теме "Перспективы ОПК РФ и экспорт российских вооружений".

Некоторые ссылки на мой радиоэфир
Би-Би-Си  http://www.bbc.co.uk/russian/radio/radio_utro/2010/11/101126_utro_army_disco.shtml  
Вести ФМ    http://www.vesti.ru/doc.html?id=409690  
Псковская лента новостей   http://www.pln-pskov.ru/allworld/84985.html
Коротченко

Извинится ли Польша перед Россией за смерть 20 тысяч красноармейцев, погибших в Тухольских лагерях?

Хотелось бы спросить у наших думцев, кающихся за Катынь и пинающих Сталина, а вы вот это читали?

Тухол (Tucheln, Tuchola, Тухоля, Тухола, Тухоль) — концентрационный лагерь, в районе города Тухоля. С 1919 по 1921 годы здесь содержались военнопленные красноармейцы, значительная часть которых погибла из-за голода, инфекционных заболеваний и жестокого обращения.

Лагерь был построен немцами в 1914 г. во время Первой мировой войны. В лагере сначала содержались прежде всего русские и румынские а также французские, английские и итальянские военнопленные[1].

Вo время польско-советской войны (1919—1921) лагерь был использован поляками. В первый период войны, когда интенсивность сражения на фронтах ещё не достигла максимума, красноармейцев, оказавшихся в польском плену, было сравнительно немного. В ноябре 1919 г. в Польше находилось только 7096 пленных красноармейцев.

Кроме военнопленных в лагерях находились российские гражданские лица, интернированные решением польских административных и военных властей.

Сразу после того, как в польских лагерях появились первые группы пленных красноармейцев, из-за антисанитарных условий содержания там вспыхнули эпидемии заразных болезней — холеры, тифа, краснухи, гриппа, отчего умерло около тысячи человек. Положение в лагерях для военнопленных было предметом депутатских запросов в первом парламенте Польши; вследствие этой критики правительство и военные власти предприняли соответствующие действия, и в начале 1920 г. обстановка там несколько улучшилась.

Около 18 тыс. находившихся в польских лагерях военнопленных вскоре освободила 1-я Конная армия под командованием Буденного.

После Варшавской Битвы 10 сентября 1920 года, когда в польский плен попало около 50 тыс. красноармейцев, условия содержания военнопленных в Польше значительно ухудшились. Последующие сражения на польско-советском фронте ещё более увеличили число военнопленных. По оценкам исследователей, после прекращения боевых действий 18 октября 1920 года на территории Польши оставалось от 110 тыс. до 170 тыс. пленных красноармейцев.

До 25 тыс. пленных вступили в белогвардейские, казачьи и украинские отряды, которые воевали совместно с поляками против Красной армии. Так на польской стороне сражались отряды генерала Станислава Булак-Балаховича, генерала Бориса Перемыкина, казачьи бригады есаулов Вадима Яковлева и Александра Сальникова, армия Украинской Народной Республики.

На рубеже 1920—1921 гг. в лагерях для пленных красноармейцев снова резко ухудшились снабжение и санитарные условия. Голод и инфекционные заболевания ежедневно уносили жизни сотен заключенных.

В декабре 1920 г. представитель Польского общества Красного Креста Наталья Крейц-Вележиньская писала:
 
Лагерь в Тухоли — это т. н. землянки, в которые входят по ступенькам, идущим вниз. По обе стороны расположены нары, на которых пленные спят. Отсутствуют сенники, солома, одеяла. Нет тепла из-за нерегулярной поставки топлива. Нехватка белья, одежды во всех отделениях. Трагичнее всего условия вновь прибывших, которых перевозят в неотапливаемых вагонах, без соответствующей одежды, холодные, голодные и уставшие… После такого путешествия многих из них отправляют в госпиталь, а более слабые умирают.

Размещение пленных в польских лагерях осуществлялось, в основном, по национальному признаку. При этом, по инструкции II отдела Министерства военных дел Польши о порядке сортировки и классификации большевистских военнопленных от 3 сентября 1920 г., в самом тяжелом положении оказывались «большевистские пленные русские» и евреи.

Сегодня вызывает много споров вопрос о числе российских военнопленных, умерших в Тухоли и в других польских лагерях для военнопленных.

Впервые вопрос о количестве умерших в плену красноармейцев был поднят уже в 1921 г., когда эмигрантская русская пресса в Варшаве, в том числе газета «Свобода», писала о Тухоли, как о «лагере смерти», в котором умерло 22 тыс. красноармейцев.

Польская сторона с самого начала скрывала статистику по количеству умерших и погибших военнопленных.

В октябре 1919 г. уполномоченные Международного комитета Красного Креста д-р Шатенэ, г-н В. Глур и военный врач Французской военной миссии д-р Камю после посещения лагерей военнопленных, расположенных в Брест-Литовске констатировали, что «они поражены недостаточностью статистических данных по заболеваемости и смертности пленных»[4].

Тем не менее, судя по отчетам госпитальных служб и свидетельствам самих заключенных, первоначальные оценки количества погибших военнопленных в Тухоли достаточно реалистичны.

С момента открытия лазарета в феврале 1921 г. до 11 мая того же года в лагере было эпидемических заболеваний 6491, неэпидемических 12294, всего 23785 заболеваний… За тот же промежуток времени в лагере зарегистрировано 2561 смертный случай, за три месяца погибло не менее 25 % общего числа пленных, содержавшихся в лагере[5].

Подтверждение сообщениям русской прессы содержится в письме руководителя польской разведки (II отдела Генерального штаба Верховного командования ВП) подполковника Игнацы Матушевского от 1 февраля 1922 г. в кабинет военного министра Польши, в котором сообщается, что в Тухольском лагере за все время его существования погибли 22 тысячи военнопленных Красной Армии.

Уровень смертности в других лагерях был не ниже. Так в начале августа 1919 г. в Брест-Литовске, где содержалось примерно такое же количество пленных, как в Тухоли, только за один день во время эпидемии дизентерии умерло 180 человек.

Пленных казнили по приговорам различных судов и трибуналов, расстреливали во внесудебном порядке и при подавлении неподчинения.

9 сентября 1921 г., нарком иностранных дел РСФСР Чичерин направил Польше ноту, в которой обвинил польские власти в гибели 60.000 советских военнопленных).

По оценкам современных ученых, в польском плену умерло до 16-20 тысяч красноармейцев.

Источник: Википедия

Задался ли хоть один думец вопросом: а стоит ли памятник в Тухольских лагерях на могилах наших соотечественников?
И посещал ли кто-то из российских должностных лиц, включая президента РФ, Тухольские лагеря, чтобы отдать дань памяти?
Для нас это не менее значимая национальная трагедия, чем для поляков Катынь! 
Коротченко

Опасные связи


Комментарий для
Georgia Times

"Орлы" с Украины летят в грузинские горы

События
25.11.2010  |  18:15

Киев и Тбилиси договорились о том, что украинские пехотинцы продолжат тренироваться в горах Грузии. Глава Минобороны "незалежной" Михаил Ежель уже успел похвалить грузинский центр горнострелковой подготовки и заявил, что там есть чему поучиться. Невольно задаешься вопросом: зачем Украине, не самой горной в мире стране, понадобилось спецподразделение "грузинских" стрелков, да еще и в условиях хронической нехватки денег на содержание личного состава?

"У Грузии хорошо отработанный центр горнострелковой подготовки специалистов для боевых действий в горах. Там есть чему поучиться с точки зрения оборудования, вооружения и тактики действий", - отметил Михаил Ежель, добавив при этом, что условия, которые выставляет грузинская сторона, приемлемы для Украины.

Вместе с тем министр добавил, что Киев готов обучать грузинских военных в украинских вузах, поскольку Тбилиси хочет изучить возможности ремонтных заводов Минобороны Украины по ремонту броне- и радиотехники. "Грузию интересует опыт восстановления находящейся на вооружении техники советского производства", - рассказал Ежель.

Обе договоренности, о которых рассказал глава украинского военного ведомства, вызывают много вопросов. Как отмечает экспертное сообщество, в Карпатах или горах Крыма учиться воевать решительно невозможно. Более того, тамошние высоты редко достигают отметки в две тысячи метров. Да и с кем вообще собралась воевать "незалежная" в условиях гористой местности, непонятно. Известно лишь, что украинские пехотинцы уже тренировались на базе специализированного учебного центра в грузинском Сачхере и раньше, но из-за событий августа 2008 года их занятия были прерваны.

Как ни странно, свое решение отправить в Грузию 50 военнослужащих отдельного гвардейского горнопехотного батальона, дислоцируемого в Карпатах, Киев объясняет соображениями экономии. По словам неназванного источника в Минобороны Украины, на ее собственной территории подобных центров подготовки нет, а в Европе их только два - в Австрии и Швейцарии. Но обучение в них больно ударит по бюджету республики, пишет "Коммерсант". Что же касается базы в Сачхере, то она функционирует уже шесть лет, за которые успела принять стрелков из многих стран, а сейчас приведена в соответствие со всеми стандартами НАТО.

Экономия для украинской армии  - вопрос действительно далеко не праздный. Как отмечают СМИ, из-за нехватки денег на содержание 96 процентов личного состава Вооруженных Сил страны проходят военную подготовку только в учебных классах, без полигонных учений. Но стоит ли при таком положении дел тратить деньги на обучение горных стрелков?

Теперь об обмене опытом. На этой неделе Тбилиси принял решение отправить в Афганистан своих военных инструкторов, которые будут обучать подразделения национальных афганских вооруженных сил, использующих в основном советское оружие. Грузинский военный эксперт Гия Мелитаури ранее рассказал GeorgiaTimes, что армия Сакартвело на 90 процентов оснащена вооружением производства стран Восточной Европы. Значит, о нем в республике знают не понаслышке. Поэтому вопрос о том, зачем Тбилиси учиться у Киева восстанавливать советское оружие, также остается открытым. Особенно после обещания не нападать на Абхазию и Южную Осетию, которое президент Михаил Саакашвили дал Еврокомиссии.

Оценивая возобновившееся украино-грузинское сотрудничество, российский политолог и главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко в разговоре с корреспондентом GeorgiaTimes предположил, что во всей этой истории чувствуется американский след.

"Для Вашингтона Украина представляет собой безусловный интерес в плане ее интеграции в военные и политические структуры НАТО. Грузия же является прямой креатурой Вашингтона, тем более учитывая то, что подготовка грузинских военнослужащих осуществляется исключительно по стандартам альянса и ведется иностранными военными специалистами, включая представителей американской армии. Поэтому здесь для Украины эта мера с одной стороны направлена на то, чтобы поддерживать полноценные военные отношения с Грузией, ну и плюс ко всему - это такой политический шаг. С практической же точки зрения грузинская армия уже "показала" свою боеспособность в войне 2008 года, поэтому я не знаю, чему там Украина может научиться", - заметил эксперт. Он подчеркнул, что опыт российских горных бригад для подготовки подразделений горного назначения в составе украинской армии мог быть гораздо более полезным.

Говоря о договоренностях в сфере обмена опытом, Коротченко отметил, что основу парка грузинских вооруженных сил составляет советская техника, поэтому ее модернизация - жизненная необходимость. "Понятно, что оружейная сфера - во многом политическая, но это еще и бизнес, - говорит политолог. - Для Украины это еще и возможность поддержать национальную оборонную промышленность путем предоставления соответствующих услуг грузинским партнерам".

Директор украинского филиала Института стран СНГ Владимир Корнилов напомнил, что украинские горные подразделения давно тренируются для возможного участия в миротворческих акциях, которые зачастую проводятся в горных районах. Например, на Балканах. "Теоретически нет ничего предосудительного в том, что Украина, как активный участник миротворческих операций, хочет, чтобы в составе ее вооруженных сил были и горные стрелки", - считает он.

Наш собеседник рассказал: украинские спецназовцы участвуют в горных стрельбах и тренировках с тех пор, как в нескольких километрах от границы с Южной Осетией появилась база в Сачхере. Причем тренинги там проводят натовские офицеры. Буквально за несколько дней до августовских событий 2008 года на эту базу был послан украинский отряд. Из-за этого потом появились подозрения о том, что украинские спецназовцы участвовали во взятии Цхинвала. И во избежание недоразумений Киев заморозил участие в горных тренингах до лучшего момента.

"Если Минобороны посчитало, что этот лучший момент сейчас наступил, то мне кажется, что там, видимо, газет пока еще достаточно активно не читают, - иронизирует Корнилов. - Несмотря на, скажем так, мирные инициативы Саакашвили в Еврокомиссии, отношения Грузии с Россией не налажены до той степени, чтобы не вызвать подобными тренингами в горах раздражение Москвы. Тем более объявляя о таких решениях накануне визита президента Украины в Россию. Это несколько демонстративный жест".

В заключение политолог добавил: если Украина положит на одну чашу весов возможность тренингов для своих спецназовцев, а на другую - добрососедские отношения с Россией и многомиллиардные экономические сделки, то понятно, что должно перевесить. "Я бы рекомендовал руководству Украины не рисковать и пока относиться к вопросу о военно-техническом сотрудничестве с Грузией более сдержанно", - сказал Корнилов.

Руслан Чигоев

Оригинал данного материала  http://www.georgiatimes.info/articles/46899.html#