February 14th, 2012

Коротченко

Российское государство против Игоря Ашурбейли


Начиная свое журналистское расследование в отношении Ашурбейли, азербайджанского кооператора, проникшего в руководство знаменитого НПО "Алмаз" в смутные 90-годы (как он этого добился, и о его скандальном бэкграунде - см. статью в газете "Завтра" "Кто вы, mr. Ашурбейли?" , я прекрасно осознавал все возможные неблагоприятные последствия лично для себя.

Я стал первым и единственным в новейшей российской истории главным редактором, полномочия которого в декабре 2009 года были прекращены при помощи вооруженного ЧОПа - под угрозой применения силы меня заставили покинуть редакцию газеты "Военно-промышленный курьер", которая принадлежала Ашурбейли.

За шесть лет работы в качестве главного редактора "ВПК" я ни разу (!) не был в отпуске - полностью отдавал себя работе. Результат:  у газеты "ВПК" - национальная премия "Золотая идея" Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству, первая премия ФСКН среди центральных печатных СМИ, рост авторитета и влиятельности издания. Я как главный редактор получил премию Русского биографического института "Человек года" за вклад в создание общефедеральной газеты военно-промышленного комплекса. Тем не менее, Ашурбейли расстался со мной в своем "фирменном стиле" - мне был заблокирован вход в редакцию, и последовало увольнение за прогул по сфабрикованным документам.

Я выиграл иск в Савеловском районном суде, который восстановил меня на работе в прежней должности. Ну а затем испытал все "прелести" отечественного неподкупного правосудия: Мосгорсуд "чудесным образом" вернул дело обратно, а уже другой судья Савеловского суда - молодая хамовитая особа, тоже неподкупная, вопреки очевидным фактам и показателям многочисленных свидетелей, вынесла "вердикт" о том, что я был уволен обоснованно. При этом мои настоятельные попытки ходатайствовать о приглашении в суд в качестве основного свидетеля господина Ашурбейли были ей категорически пресечены.   

Столкнулся я и с технологиями "чёрного пиара", которые пустил в ход Ашурбейли. Дважды газета "ВПК" публиковала пасквили с целью моей дискредитации, фабрикуя откровенную "чернуху" и "псевдокомпромат", которые тут же подхватывал конечно же абсолютно неподкупный и кристально честный депутат-"коммунист" Собко, рассылая "запросы" в различные инстанции. Все собковские потуги, впрочем, оказались безрезультатными. Кстати, производство пасквилей в нынешней ашурбейливской газете "ВПК" поставлено на поток - достаточно вспомнить опубликованное там недавнее интервью "правозащитницы" Л. Алексеевой, облившей помоями Вооруженные Силы России.

Видимо воодушевленный примером мадам Алексеевой, Ашурбейли решил самолично выступить в роли разбрасывателя дерьма, опубликовав на днях антипутинское интервью в "Аргументах недели", анонсированное на первой полосе "Судьба противоракетной обороны России оказалась в руках серых гопников, оседлавших отрасль". Как говорится, приехали... Не зря говорят, что яблоко от яблони недалеко падает.

В минувшую пятницу, выступая в прямом эфире на радиостанции "Голос России", я заявил, что по делу Ашурбейли необходимо расследование, с докладом для принятия мер первым лицам российского руководства. Ответ не замедлил последовать: теперь в ход пошли уже сами собковские запросы - в "МК". Разумеется, как всем хорошо известно, честном и неподкупном издании.

Что я могу сказать?  Инсинуации, затрагивающие меня лично, буду пресекать в судебном порядке, хотя "качество" нашего правосудия известно. Жаль, что декриминализировали статью о клевете, но и в рамках существующих юридических процедур есть шансы привлечь разбрасывателей информационного дерьма к ответу.

Несмотря на все препятствия, крайне важно довести дело Ашурбейли до логического конца. И дело здесь не во мне лично, а в интересах Российского государства.

Всем, наверное, хорошо известно монументальное сталинское здание НПО "Алмаза" на Ленинградском проспекте, д.80, за фасадом которого находится целый "алмазовский" мини-город: десятки зданий, в которых во времена СССР ковался противовоздушный и противоракетный щит Родины. Сегодня от всего этого огромного имущества остался лишь центральный подъезд с мемориальной доской в честь академика А.А. Расплетина, ограниченный справа и слева башенками на фасаде. Всё остальное - теперь частная собственность, которую вместо конструкторов и разработчиков "заселили" многочисленные фирмы и фирмёшки, рестораны, офисы банков, магазины, различные коммерческие структуры, в том числе иностранные. Догадайтесь с одного раза, кому это всё сегодня принадлежит!

Таков, как представляется, главный итог 10-летнего нахождения во главе НПО "Алмаз" первопроходца азербайджанской кооперации Игоря Рауф оглы Ашурбейли
. Об остальном - см. в уже упоминавшейся статье "Кто вы, mr. Ашурбейли?".

Думается, пора, давно уже пора правоохранительным органам пощупать господина Ашурбейли за вымя, благо фактов - хоть отбавляй. Планирую в ближайшие дни направить собранные по Ашурбейли материалы в соответствующие инстанции, ответы которых обязательно опубликую в своем блоге. 
Коротченко

Военные будут закупать только технику, гарантирующую сохранение жизни солдат


По поводу отказа Минобороны РФ на 5 лет от закупки новой бронетехники сегодня было сломано много копий. Привожу мою точку зрения, которую дало информационное агенство REGNUM.

Новая бронетехника для ВС обеспечит безопасность личного состава

Решение Минобороны о приостановке на пять лет закупку бронетехники российского производства для нужд Вооруженных сил оправдано, заявил ИА REGNUM военный эксперт Игорь Коротченко.

"Учитывая, что у Министерства обороны РФ есть вопросы к бронетехнике, в частности к бронированным автомобилям и БТРам, оно заключило договора с ведущими производителями бронетехники на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по разработке принципиально новых платформ, на базе которых будут разработаны новые виды бронетехники. Министерство обороны финансирует в полном объеме работы по разработке", - отметил Коротченко.

"Причина, по которой произошел отказ от закупок существующей бронетехники, в том, что при выполнении боевых задач, в частности на Северном Кавказе, личный состав вынужден передвигаться, сидя на броне, так как при нахождении внутри бронекорпуса при подрывах на минах, фугасах практически весь личный состав гибнет. Поэтому принято решение заимствовать передовые военные технологии для того, чтобы организовать на базе российских оборонных предприятий лицензионное производство, в частности итальянских бронемашин "Ивеко", адаптированных к российским условиям. "Ивеко" были выбраны потому, что при подрывах бронекапсула обеспечивает безопасность, сохранение жизни личного состава, находящегося в машине", - сказал эксперт. Это решение, добавил он, преследует цель, чтобы военнослужащие не гибли, скажем при контртеррористических операциях и при выполнении задач, связанных с минно-взрывной опасностью.

Он подчеркнул важность того, что Минобороны полностью профинансировало новые разработки на базе российских оборонных предприятий. По словам Коротченко, результаты разработок должны дать принципиально новые образцы российской бронетехники, в дальнейшем будет осуществляться их серийное производство и закупка для поставки в Вооруженные силы.

Как уже сообщало ИА REGNUM, Минобороны РФ приостанавливает на пять лет закупку бронетехники российского производства для нужд Вооруженных сил. Начальник Генштаба ВС РФ Николай Макаров объяснил это сложной ситуацией с сухопутными войсками. "Мы дали конструкторам пять лет на разработку новых видов военной техники", - сообщил Макаров.

Напомним, что в январе Минобороны заключило контракт с итальянским концерном Iveco на поставку 60 бронемашин "Рысь".

Оригинал данного материала http://www.regnum.ru/news/polit/1499038.html

Коротченко

Агент ЦРУ на космодроме Плесецк

Коротченко

Холдинг "Вертолеты России" укрепляет экспортный потенциал

Коротченко

Вторая часть статьи вице-премьера Дмитрия Рогозина в газете "Красная звезда"

 России нужна "умная оборонка"

Главная производственная сила


В ходе своих поездок по стране и знакомства с оборонными предприятиями я был поражён количеством и качеством людей, которые беззаветно преданы своей профессии и национальным интересам страны. Именно с такими людьми, по праву являющимися нашим национальным богатством, возможно достичь амбициозные цели, стоящие перед нашей экономикой. 

В то же время сегодня крайне остро стоит задача подготовки молодых профессиональных кадров для ОПК, возрождения ПТУ и техникумов, готовящих кадры для оборонных предприятий, возвращения молодёжи в производственный процесс. Безусловно, приоритетом остаётся проведение социальной политики, которая будет только набирать обороты по мере усиления отечественной экономики. Государственная поддержка будет оказана работникам ОПК, это прежде всего касается жилищной ипотеки и получения образования. Тенденция увеличения заработной платы в ОПК также будет продолжена, ведь рост производительности труда и улучшение системы управления комплексом неминуемо скажутся и на этом показателе.    

Импорт идей и знаний, а не готовой продукции

Российский ОПК уже сейчас выпускает новые образцы современной военной техники. С мировым рынком напрямую связан вопрос формирования политики импорта вооружений.

Collapse )

Коротченко

Надежность противоракетного щита


Программа "Право голоса"  с Романом Бабаяном на 3 канале, в которой я принял участие в качестве главного редактора журнала "Национальная оборона". Тема передачи: "Новая гонка вооружений".



С удовольствием могу констатировать, что в ходе программы была подчеркнута роль Концерна ПВО "Алмаз-Антей" как главного исполнителя работ по созданию системы Воздушно-космической обороны России.
Коротченко

Новый прикол от Майкла Макфола

Сегодня утром я был приглашен на деловой завтрак с одним из высокопоставленных российских госчиновников. Он рассказал, что в ходе недавних российско-американских переговоров по СНВ принимавший в них участие Майкл Макфол упорно навязывал нашей делегации предложение, чтобы все подвижные грунтовые ракетные комплексы "Тополь-М" и РС-24 "Ярс" были оборудованы сверху опознавательным круглым знаком диаметром два метра, в котором находился бы индивидуальный номер ПГРК - и американцы наблюдали из космоса с помощью своих спутников оптико-электронной разведки за их передвижением, четко идентифицируя все российские мобильные ракетные установки и их принадлежность к конкретной дивизии и армии РВСН.

Такая настойчивость Макфола на переговорах вызвала ответную инициативу делегации РФ - Макфолу предложили, чтобы американские ПЛАРБы типа "Огайо" были также оборудованы аналогичными опознавательными цифровыми знаками, при этом они должны вести боевое патрулирование в надводном положении. Словом, "умыли" Макфола.

После этого Майкл Макфол замолк и больше на протяжении всех переговоров с подобными предложениями, рассчитанными на идиотов, не выступал.

В итоге новый Договор по СНВ не содержит каких-либо ограничений по маршрутам патрулирования российских ПГРК и позиционным районам их развертывания.