March 18th, 2013

Коротченко

Таллин. 24 февраля 2013 года. После военного парада



После завершения военного парада в Таллине я прошелся по площади Вабадузе и окрестным улицам, чтобы понять настроения, царящие в эстонском обществе. Как ни крути, Эстония - один из немногих примеров внешне цивилизованного государства, реально практикующего апартеид. Русские обладают в Эстонской Республике примерно теми же политическими правами, что и негры в ЮАР при президенте Питере Боте. Сегодня сознательная политика Таллина - маргинализация проживающих в Эстонии русских, жестокое подавление всяческого инакомыслия, насильственная эстонизация русских школ.

Из всех трех стран Балтии именно Эстония ведет себя в отношении России наиболее враждебно. Я бы даже сказал -  подчеркнуто враждебно. Ни в одной стране Европы посольству РФ не приходится действовать в столь неблагоприятной атмосфере вражды, страха и сознательно нагнетаемой шпиономании. Местная контрразведка КАПО любой официальный контакт российских дипломатов с местными политиками, настроенными позитивно в отношении развития отношений с Москвой, преподносит в СМИ как  работу с агентурой влияния. Гувер из ФБР в самые мрачные времена маккартизма просто отдыхает по сравнению с Райво Аэгом из Полиции безопасности Эстонии. КАПО взяло на себя фактические функции 5-го Управления КГБ СССР, и борется с идеологическими диверсиями везде: от детских садов, школ и университетов - и до общественных организаций.

В эстонском обществе насаждаются антироссийские фобии, из России постоянно культивируется образ внешнего врага. Псковской дивизией ВДВ здесь пугают маленьких детей. Да и взрослых эстонцев - тоже. Население готовят к тому, чтобы в случае "российского вторжения" оно ушло в леса на партизанские базы. Наши политические маргиналы типа Новодворской - частые и желанные гости в Таллине, где их воспринимают вполне серьезно и с почтением. Эстонская правящая верхушка ненавидит и одновременно боится президента РФ Владимира Путина. Эстонское общество предельно  милитаризированно. Так что всплеск национального самосознания, которое я почувствовал на улицах Таллина - закономерное проявление политики фактического апартеида и ксенофобии.



Collapse )